Воскресенье, 17.12.2017, 22:40
Приветствую Вас Гость
widgeo.net
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: magnika-dagon 
Форум » ФОРУМ » ЗАГАДОЧНЫЕ МЕСТА И ЦИВИЛИЗАЦИИ » Древнейшие консонантные алфавиты и их происхождение
Древнейшие консонантные алфавиты и их происхождение
magnika-dagonДата: Воскресенье, 28.08.2011, 14:21 | Сообщение # 1
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 2000
Репутация: 100
Статус: Offline

Древнейшие консонантные алфавиты и их происхождение

Здесь рассматриваются письменности, на основе которых возник финикийский алфавит. 

Большинство рисунков с образцами письменности на этой странице взяты с замечательного сайта Ancientscripts.com по личному разрешению его автора Лоуренса Ло (Lawrence Lo).


Возможное происхождение древнейших алфавитов

Критское слоговое письмо                                  Древне-египетское письмо

                                \?                                  /?               /

                                       Протобиблское                        ?

                                                  \                             /

                                             Протоханаанский алфавит

                                           /                 |                  \

                              Угаритский     Протоаравийский     Протосинайский

                        ( форма знаков         ( в алфавите        ( сокращен

                            изменена                 изменен            набор знаков 

                      на клинописную )       порядок букв )        с 30 до 22 )

                                                               |                         |

                                                Южноаравийский         Финикийский

                                                                                  /               \

                                                                        Еврейский        Арамейский



MAGNIKA-DAGON
 
magnika-dagonДата: Воскресенье, 28.08.2011, 14:24 | Сообщение # 2
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 2000
Репутация: 100
Статус: Offline
И. ГЕЛЬБ 
ЗАПАДНОСЕМИТСКИЕ СИЛЛАБАРИИ
(Статья дается с сокращениями)*
*Тайны древних письмен. Проблемы дешифровки. Сб. статей. — М.: Прогресс, 1976. 

1. ЗАПАДНОСЕМИТСКИЕ СИСТЕМЫ ПИСЬМА

Прежде чем начинать обсуждение проблемы происхождения и характера семитских силлабариев (Примечание: И. Гельб употребляет термин "силлабариев" в расширительном смысле, включая в него все известные системы слогового письма, поэтому границы, выделяющие "семитскую" форму силлабария, — запись слога согласными буквами алфавита с произвольной незаписываемой гласной, у Гельба стерты, что позволяет ему относить к "семитским" любые формы чужого слогового письма, что неверно. Слово "семитским" поставлено в кавычки, т. к. нет доказательств, что этот вид письма действительно изобретен семитами, а не заимствован, поскольку, нет более неудобной системы записи семитского языка, чем этот силлабарий. В семитских языках определяющими смысла являются гласные, а здесь они опускаются. Далее все примечания и комментарии даны курсивом. — Л.Р.), имеет смысл вкратце ознакомиться с различными системами письма, существовавшими во втором тысячелетии до н. э. на обширной территории расселения семитоязычных народов (очень ласковый термин для погрома, учиненного семитскими кочевниками при вторжении в этом районе всем цивилизациям. — Л.Р.) от Синайского полуострова до Северной Сирии (далее мы будем употреблять термин «семитский» — алфавит, силлабарий, письмо — исключительно по отношению к системам письма, которые употреблялись народами, говорившими на северо-западных (то есть финикийском, древнееврейском, арамейском и др.) и юго-западных (то есть классическом арабском, южноаравийском, эфиопском и др.) семитских языках, а вместо термина «восточносемитский» будем употреблять термин «аккадский»). 

Зимой 1904-1905 гг. английский археолог сэр Уильям М. Флиндерс Питри на Синайском полуострове, вблизи Серабит эль-Хадема, обнаружил несколько камней, покрытых знаками неизвестного дотоле письма. Открытие Питри вызвало незамедлительный и живейший интерес в научном мире. И как следствие его на Синайский полуостров были направлены новые экспедиции, обнаружившие там новые объекты с надписями этого же типа письма. Общее число текстов исчисляется ныне несколькими десятками. Датировка этой письменности и по сей день остается спорной, хотя большинство исследователей считает, на основании археологических данных, что надписи относятся примерно к 1600-1500 гг. до н. э. (неспециалисты не должны смешивать это протосинайское письмо с более поздней «синайской» письменностью, которая является связующим звеном между набатейским и арабским письмом).

Протосинайские надписи начертаны на камнях, часто — на статуэтках, изображающих богинь. Выполнены они, очевидно, семитами, которые работали в медных и бирюзовых копях в районе Серабит эль-Хадема.

Английский египтолог Алан X. Гардинер в 1916 г. заложил основы дешифровки протосинайского письма, предположив, что 4 знака на одной из статуэток богинь должны читаться как B'lt. Такое чтение имени известной семитской богини Баалат, по всей видимости, находит поддержку в том факте, что храм египетской богини Хатхор, отождествляемой с Баалат, был найден в Серабит эль-Хадеме. 

Однако прогресс в дешифровке протосинайского письма очень незначителен со времени, истекшего после публикации работы Гардинера, — это ставит под сомнение сами основы дешифровки. Прогресс этот затруднен не только и не столько скудостью самих текстов, сколько фантастическими домыслами исследователей, пытавшихся прочесть в них имена Яхве и Моисея и историю исхода евреев из Египта! (На самом деле тексты являются не чем иным, как обычными посвятительными надписями.) Новейшая работа У. Ф. Олбрайта дает образец пути исследования, который может привести к полной дешифровке протосинайского письма. 

Двигаясь от Синайского полуострова на север, мы попадаем на территорию Палестины. Здесь также были сделаны открытия, имеющие огромное значение для истории письма. В таких удаленных друг от друга местностях, как Бет-Шемеш, Эль-Хадр, Гезер, Лахиш, Мегиддо, Шехем, Телль эль-Хеси, Телль эс-Сарем и, возможно, Иерусалим и Телль эль-Аджжул, были найдены различные предметы (главным образом горшки и черепки) с короткими надписями, выполненными знаками, часть которых сходна с протосинайскими, а часть отличается от них.

Всего известно около десятка этих надписей. Однако ценность палестинских находок заключается отнюдь не в общем количестве текстов. Гораздо важней места находок этих надписей, ибо они позволяют сделать важный вывод: письменность была широко распространена в Палестине за несколько веков до еврейского вторжения. (Вторжение еврейских племен в Палестину датируется примерно XIII в. (1200г.) до н. э., — Прим, ред.). Даже беглый взгляд на эти надписи убеждает в том, что они относятся к разным периодам. Точная датировка текстов, разумеется, пока невозможна. Однако фрагменты из Гезера и Шехе-ма можно датировать временем около 1600-1500 гг. до н. э., а некоторые из надписей Лахиша — около 1300-1200 гг. до н. э. Наконец, черепок из Телль эс-Сарема и очень важный в эпиграфическом отношении наконечник копья, найденный крестьянином из Эль-Хадра, деревни, расположенной вблизи окрестностей Вифлеема, датируются примерно 1100 г. до н. э. 

Каталог знаков, встречающихся в протопалестинских надписях, отсутствует (если отсутствует каталог знаков, решить - слоговое это письмо или алфавитный силлабарий — затруднительно. — Л.Р.), и поэтому мы не можем установить, в каком случае надписи представляют одну систему письма, а в каком — несколько систем. Хотя протопалестинские надписи и не прочтены, сам факт их существования на территории Палестины во II тысячелетии до н. э. говорит о том, что здесь была предпринята попытка — или даже ряд попыток — создать систему письма. Такие .попытки возникали в ту эпоху в Средиземноморье повсеместно. 

Среди этих попыток на первое место, безусловно, претендуют загадочные короткие тексты, найденные в Кахуне (Файюм), предположительно датируемые временем фараонов XII династии, то есть первой половиной второго тысячелетия до н. э. Другой, также нерасшифрованный вид письма, был найден в Балуа (Иордания). Согласно Этьену Дриото, оно датируется временем, более поздним, чем правление Рамсеса III (около 1200-1168 гг. до н. э.). 

Загадочная письменность, представленная надписью из трех рядов знаков, была найдена на каменном фрагменте в Библе (Финикия), где существовал и иной тип письма (протобиблское или «псевдоиероглифическое протобиблское»), созданный, вероятно, под влиянием эгейских слоговых письмен (линейное письмо А и Б, кипрский и кипро-минойский силлабарий {здесь следовало бы вместо силлабарий употребить термин слоговые письмена, а вместо слов "созданный под влиянием", можно было бы писать "формой письма", т. к. этнос был один — Л.Р.}). Другой, также нерасшифрованный вид письма был обнаружен на статуэтке из Библа. 

Первым памятником протобиблского письма был фрагмент каменной стелы, найденный в 1929 г. и содержащий 10 строк. Затем в ходе раскопок Библа было обнаружено еще 9 объектов с надписями. Среди них две бронзовые таблички, четыре спатулы и три надписи на камне. 

Протобиблское письмо было исследовано французским востоковедом Эдуардом Дормом. Согласно Дорму, текст длиной в 217 знаков содержит 53 различных знака; второй текст, состоящий из 461 знака, содержит 64 различных знака. Дюнан, однако, насчитывает 114 различных знаков в протобиблском письме; кажется, тут есть противоречие, ибо в двух надписях ограниченной длины (содержащих 53 и 64 разных знака) мы должны ожидать наличия полного силлабария, который должен содержать примерно 80-90 знаков (здесь опять под силлаба-рием Гельб подразумевает слоговое письмо, обычно силлабарий состоит из согласных звуков в 17-30 знаков, а слоговая система составляет при слогах, СГ — СхГ = 90-180 знаков, как, минимум — Л.Р.). 

Дорм называет протобиблское письмо и слоговым, и алфавитным одновременно и даже настаивает на том, что это письмо могло содержать знаки для закрытых слогов типа «гласный плюс согласный». Эти факты несовместимы с тем, что мы знаем о системах письма средиземноморского региона, что заставляет сделать вывод о том, что протобиблское письмо могло иметь характер, сходный со структурой эгейских силлабариев. Но вполне возможно, что пересмотр и переклассификация, которые должен проделать проф. Дорм, смогут устранить трудности, стоящие на пути определения эгейской принадлежности протобиблского письма. Язык этих текстов считается семитским, точнее финикийским. 

(Комментарий редактора и переводчика статьи Гельба А. М. Кондратова: Дешифровка Дорма неприемлема прежде всего из чисто методологических соображений. Дорм практически отождествляет около сотни знаков протобиблского письма, всего лишь с 20 чтениями, ибо фактически знаки, обозначаемые как k, k1, k2, k3, k4, k5), имеют одно чтение - [k]; знаки, обозначаемые как р, p1, p2, p3, p4 имеют лишь одно чтение - [р] и т. д. Таким образом, 20 фактических чтений «размещались» на месте сотни возможных слоговых чтений (ибо Дорм предполагал, что в протобиблском письме знаки могли передавать и сочетания типа «согласный + гласный? и сочетания типа «гласный + согласный»). Естественно, что при такой свободе выбора можно без особого труда получить осмысленное (если читать без огласовки) чтение кратких протобиблских текстов по-финикийски, ибо всегда в затруднительном случае для «увязки» можно посчитать неподдающийся отожествлению и невмещающийся в заранее намеченную схему знак омофоном еще одного «согласного + икс гласного» и получить искомый результат. Статистические подсчеты показывают, что протобиблское письмо было по своей структуре таким же, как и эгейские силлабарии, за тем лишь исключением, что в нем отсутствовали знаки для «чистых» гласных и имелись лишь знаки для сочетаний «согласный + гласный»).

Датировка протобиблских текстов все еще остается нерешенной проблемой. В то время как Дюнан относит ее к последней четверти III тысячелетия до н. э. или первой четверти II тысячелетия до н. э., Дорм занижает дату до XIV в. до н. э. Важность датировки связана с тем, что спатула с финикийской надписью 'Азарбаала (см. ниже) содержит также знаки, которые, согласно Дюнану, близки к знакам протобиблских надписей. В силу этого датировка протобиблского письма, возможно, должна быть значительно снижена. 

Одно из величайших археологических открытий было сделано в конце двадцатых годов в захолустной маленькой деревушке Рас-Шамра, расположенной в нескольких милях к северу от Латакии (древняя Лаодикея), в Сирии, Случайная находка местным крестьянином подземного туннеля (в 1928 г.) повела к раскопкам городища, скрывавшего приморский процветающий древний город Угарит.

С точки зрения истории письма наиболее важное открытие в Угарите заключалось в находке глиняных табличек, покрытых знаками своеобразной клинописи. Это письмо содержало небольшое число различавшихся знаков и имело специальный знак для словораздела, что значительно облегчало дешифровку. В необычайно короткий для истории дешифровок срок письмена были прочтены Гансом Бауэром, Эдуардом Дормом и Шарлем Виролло (спустя всего лишь несколько недель после публикации первых текстов!).

Угаритское клинописное письмо содержит 30 разных знаков; из них 27 представляют собой знаки обычного семитского типа, передающие согласный плюс какой-либо гласный. Но в отличие от других семитских систем в угаритском письме употребляются 3 знака, передающие слоги 'a, 'i, 'u. Тексты датируются XIV в. до н. э. и передают семитский язык, родственный финикийскому и древнееврейскому. Употреблялось оно и для передачи хурритского языка, который в ту эпоху был широко распространен на территории Северной Сирии и Месопотамии...

Одной из наиболее важных находок, сделанных в последние годы в Рас-Шамре, было открытие древней «азбуки», порядок следования знаков в которой совпадал с порядком следования знаков в «алфавитах» более поздних западносемитских письменностей (финикийского, древнееврейского и др.)... 

В середине девятнадцатого столетия была обнаружена древнейшая семитская надпись, выполненная «алфавитным» письмом, — знаменитый моабитский камень царя Меша', датируемый серединой IX в. до н. э. С той поры наши знания в области семитской эпиграфики значительно возросли благодаря находкам в Библе, позволившим провести более точную классификацию знаков ранних периодов развития семитского «алфавитного» письма. 

В настоящее время древнейшей семитской надписью, выполненной этим письмом, считается надпись на саркофаге царя Ахирама и граффити на одной из стен гробницы Ахирама, обнаруженной в Библе. Обычно надпись Ахирама датируют XIII в. до н. э., основываясь исключительно на стратиграфии слоев, сравнивая ее с египетскими материалами. Моложе с точки зрения эпиграфики надписи 'Азарбаала и Йехимилка из Библа и надпись на бронзовом наконечнике стрелы, найденная в Рувейсе (Ливан). Наконец, примерно к X в. до н. э. можно отнести надпись Абибаала, которая по историческим данным может быть датирована временем правления египетского фараона Шешонка I (около 945-924 гг. до н. э.), а также надпись Элибаала, датируемую временем правления Осоркона I, сына Шешонка I (около 924-895 гг. до н. э.).

В связи с проблемой датировки древнейших финикийских надписей необходимо сделать следующее предостережение. Эпиграфические различия между самыми ранними надписями, такими, как надписи Ахирама, и более поздними, такими, как надписи Абибаала и Элибаала, не столь велики, как можно было бы ожидать, учитывая трехсотлетний промежуток между ними. Поскольку датировка надписей Абибаала и Элибаала X в. до н. э. бесспорна, с точки зрения эпиграфики целесообразно снизить датировку самых ранних надписей на два столетия (снижение датировки надписи Ахирама до XI в. до н. э., предпринятое различными исследователями и поддержанное Олбрайтом, подтверждается и археологическим материалом).

На основании наших знаний о ранних семитских системах письма мы можем реконструировать следующую картину: 

1) Протосинайские тексты (около 1600-1500 гг. до н.э.) выполнены системой письма, состоящей из небольшого числа различных знаков, имеющих рисуночный характер (предмет, изображаемый знаком, может быть без труда опознан). Безусловно, до нас дошли далеко не все знаки протосинайского письма. Число знаков равно 31 (по Лейбовичу), но оно может быть сокращено, если принять во внимание, что знаки, считающиеся самостоятельными, могут оказаться лишь вариантами основных знаков. 

2) Приблизительно к этому же периоду, до 1100 г. до н. э., относятся протопалестинские тексты из Гезера, Шехема и др. Хотя некоторые из знаков протопалестинского письма носят рисуночный характер, большинство знаков являются линейными, геометрическими. Ряд знаков, входивших в систему письма, видимо, не представлен наличными текстами. Ограниченность материала делает невозможным сравнение протосинайского и протопалестинского письма. Последнее, весьма вероятно, представляет одну или несколько попыток создать систему письма, сходную по внутренней структуре с протосинайской системой письма, но отличающуюся от нее по внешней форме знаков. 

3) Все недешифрованные надписи из Кахуна, Балуа и Библа, возможно, являются образцами других попыток создать системы письма, сходные по своей внутренней структуре с протосинайским и протопалестинским письмом. Знаки имеют линейный характер. 

4) Угаритское письмо XIV в. до н. э. представлено знаками из групп клинообразных черт (которые в связи с этим по необходимости имеют линейную форму). Попытки некоторых исследователей произвести угаритское письмо либо от протосинайского, либо же от месопотамской клинописи оказались неудачными. Хотя иноземное влияние могло сказаться на выборе внешней формы знаков, в большинстве случаев облик угаритских знаков является результатом свободного индивидуального творчества. 

5) Наконец, около 1000 г. до н. э. появляются самые ранние библские надписи, выполненные «алфавитным» письмом, имеющим чисто линейную форму знаков. Число разных знаков равно 22. Из всех многочисленных попыток семитских народов создать новый тип письма это была самая успешная. Непосредственно от этого письма, как в отношении выбора внешней формы знаков, так и по своей внутренней структуре, происходят четыре основных вида семитского письма, представленные финикийской, палестинской, арамейской и южноаравийской ветвями. Последняя, южноаравийская, возможно, единственная из всех четырех ветвей, может быть непосредственно произведена из финикийского прототипа. Южноаравийское письмо, по всей вероятности, появилось в первой половине первого, тысячелетия до н. э., хотя различные исследователи предлагают как более раннюю, так и более позднюю датировку (так, А. Жамм датирует одну из недавно обнаруженных южноаравийских надписей IX—X вв. до н. э.). В южноаравийском письме 29 знаков; ряд этих знаков почти идентичен с угаритскими; но, кроме того, в южноаравийском содержится семь знаков, отсутствующих в финикийском письме. Форма знаков южноаравийского письма линейная, и, хотя некоторые знаки идентичны финикийским по форме, большая часть знаков является результатом самостоятельного творчества. 

Если свести в единую таблицу знаки основных семитских систем письма и привести соответствующие чтения знаков, нетрудно увидеть большое сходство формы и числа знаков в финикийском, арамейском и палестинском письме. Большее число знаков в угаритской, южноаравийской, эфиопской и арабской письменностях объясняется тем, что языки, представленные этими письменами, содержали большее число разных фонем, чем остальные семитские языки. (Это утверждение оказалось неточным. Новые находки показали, что одновременно с угаритским клинописным «алфавитом» из 30 знаков существовал и его вариант, имевший те же 22 знака, что и финикийское письмо, между тем как в угаритском языке заведомо было больше 22 согласных. Точно так же есть основание думать, что и в финикийском, сверх известных нам 22 согласных, существовали еще по крайней мере согласные и, возможно,но они передавались теми же знаками, что и s,', атакже — Прим. ред.) 

Такова краткая история происхождения семитского письма — от различных попыток, начавшихся в середине II тысячелетия до н. э., до создания четкой системы, которая завершилась после 1000 г. до н. э. И здесь встает вопрос об исследовании истоков семитского письма, один из наиболее дискуссионных вопросов (см. книги Ф. Нейгебауэра — Л.Р.) в востоковедении. Полное освещение его потребовало бы целой книги, и даже простое перечисление различных точек зрения потребовало бы объема, намного превосходящего объем настоящей статьи. Поэтому мы отметим лишь, что выдвигались самые различные системы письма, существовавшие на Ближнем Востоке, в качестве прототипа семитского письма. Среди них — египетское, во всех трех его формах (иероглифической, иератической, демотической); ассирийская, вавилонская, шумерская клинопись; критское рисуночное письмо; кипрский силлабарий; хеттская иероглифика и даже германские руны! 
2. КРИТИКА «ЕГИПЕТСКОЙ ТЕОРИИ» ПРОИСХОЖДЕНИЯ СЕМИТСКОГО ПИСЬМА

Среди многочисленных теорий происхождения семитского письма наиболее популярна так называемая «египетская теория», которая основывается почти целиком на формальном сходстве знаков. (Это не так. Обоснование египетского соответствия имеет более серьезную мотивацию, чем формальное сходство — Л.Р.) Обычная интерпретация сторонников «египетской теории» такова. Сначала формы знаков семитского письма были заимствованы прямо от знаков египетского письма (иероглифики, иератики либо демотики). Затем логографические значения египетских знаков, служивших для фонетической записи слов (или основ слов), были переведены на семитский язык и дали названия знакам письма. Наконец, семитские чтения знаков образовывались от соответствующих названий по так называемому акрофоническому принципу. Например, берется египетский знак для обозначения дома в качестве одного из знаков семитского письма. Затем египетское слово pxrx «дом» (значком х здесь и далее обозначается любой гласный звук, следующий за согласным — [а], [е], [i] и т. д.) переводится на семитский язык и получает звучание beth «дом» и становится названием буквы. Наконец, знак дома, передающий эту букву beth, получает чтение b по акрофоническому принципу. 

Египетское происхождение знаков семитского письма подтверждается, по мнению многих исследователей, и тем фактом, что в обоих системах письма «алфавиты» сходны в том отношении, что они не имеют знаков для передачи на письме гласных звуков и являются так называемыми «консонантными алфавитами». Однако столь якобы «самоочевидное» сопоставление знаков показывает со всею очевидностью лишь слепоту исследователей, придающих значение внешней форме знаков и игнорирующих внутреннюю структуру системы письма. Находка протосинайских письмен, выполненных семитами на территории, подвластной Египту, дала новый импульс «египетской теории» происхождения семитского письма: протосинайские знаки были тотчас же объявлены долгожданным «недостающим звеном», соединяющим воедино египетские и более поздние семитские письмена. 

Так было до тех пор, пока около четверти века назад проблема происхождения семитского письма не начала освещаться группой исследователей, стоящих на совершенно иных позициях. Главная идея их заключалась в том, что при анализе различных систем письма формальное сравнение знаков имеет гораздо меньшее значение, чем выявление внутренних структурных характеристик сравниваемых систем письма. Это положение отнюдь не ново. Уже в годы первой мировой войны и несколько позже Амелия Гертц и К. Ф. Леманн-Хаупт высказали эту мысль и показали на примере многих письменностей, существующих у племен, стоящих на низком уровне развития культуры, что внешние формы знаков свободно варьируются и изменяются, хотя их внутренние структурные характеристики возникают под воздействием стимула, полученного от знакомства с европейскими системами письма. После появления статей Иоганнеса Фридриха, Рене Дюссо и Ганса Бауэра этим идеям стали придавать должное значение... 

Основной принцип прежних исследований заключался в том, что классические семитские письмена, начиная с надписи Ахирама, сравнивались с другой системой письма — египетской. Но даже и поныне среди сторонников «египетской теории» нет согласия в том, какая же из разновидностей египетского письма — иероглифическая, иератическая или демотическая — послужила прототипом для форм знаков семитского письма. (В египетском письме не разновидности, а функциональные формы письма: монументальная, документальная, скоропись, причем формы однозначно знаково связанные друг с другом, поэтому риторический вопрос Гельба некорректен — Л.Р.) И если ограничиться лишь одной из этих разновидностей — скажем, иероглификой, — встает вопрос о том, каким же образом из нескольких сотен иероглифов была отобрана основа для 22 знаков семитского письма? (Ясно, что если производить формы семитских знаков из иератики или демотики, или же из всех трех разновидностей сразу, то это отнюдь не облегчит задачу.) (Это ключевой вопрос: Гельб признает здесь, что в любой из форм египетского письма значительно больше, -несколько сотен, - чем нужно для создания "семитского силлабария из 22, согласных знаков", а это означает, что египетская система письма - слоговая, и еще, как подабает слоговому, - не прочтена, - это мнение крупнейшего авторитета А. Кондратова, - более того, еще не ясно, по какому принципу рождена скоропись из 22 согласных знаков без указания гласных, которая легла в основу семитских письменностей, но что знаки эти идентичны египетским, -вне сомнений. — Л.Р.) 

Как яркий контраст этому стоит назвать хотя бы такое очевидное и убедительное происхождение знаков греческого алфавита из семитского письма, знаков хурритской клинописи из месопотамской, японского из китайского письма и даже кипрского силлабария из критского. Много лет назад я отмечал, что если в дискуссии по истории какого-либо алфавита одинаково можно выдвинуть десятки различных и противоречивых мнений, которые все основаны на формальных признаках, то следует поставить под сомнение само исходное предположение. Либо происхождение данной письменности в общих чертах наглядно прослеживается, и тогда дискуссия должна вестись в определенных рамках (как, например, в случае греческих букв, происходящих непосредственно из семитских знаков), или же существование многочисленных и противоречивых мнений свидетельствует о некорректности самого метода формального сравнения (как это имеет место при обсуждении проблемы происхождения германских рун). Отсюда следует вывод: когда нет согласия в том, какая из систем послужила прототипом для другой системы, то скорей всего, знаки этой системы не заимствованы со стороны, а являются результатом свободного и произвольного выбора форм. И анализ знаков семитского письма иллюстрирует это положение.

Существует мнение, будто знаки древнего финикийского письма происходят от рисунков. Знак, обозначающий букву 'алеф, образован от рисуночного знака, изображавшего голову быка; знак бет — от изображения дома и т. д. Но и здесь, как и в случае отбора египетских знаков, нет согласия между исследователями в том, какой предмет изображал первоначально тот или иной знак финикийского письма.

Поясним для несемитологов: исследователи толкуют знак 'алефа как изображение бычьей головы не потому, что знак действительно похож на форму головы быка, а просто потому, что в семитских языках слово 'aleph (название данной буквы) означает «бык» — ив силу этого предполагается, что знак изображал голову этого животного! 

Ни один из знаков семитского письма не имеет формы, которая, бы явно указывала на его первоначальный рисуночный характер. (Это неправда. Приведем пример конкретного знака. В иврите есть знак"шин", который имеет точную копию в египетском знаке-рисунке, изображающем три ростка папируса из одной кочки,(см., например, [Д-19] стр. 133, строка 2.77, знак 5 с конца строки. Сохранена даже несимметричность ростков. — Л.Р.) Огромные трудности, возникающие при трактовке знаков как рисунков, ярко видны из следующих примеров: ряд знаков, например знаки букв хё, хёт, тёт, цадё, носят названия, которые не могут быть объяснены с помощью слов какого-либо из семитских языков. С другой стороны, названия таких букв, как, например, гимель, ламед, самех, коф, можно объяснить как слова семитских языков, но соответствующие знаки очень трудно объяснить как происходящие из подходящих по смыслу к этим словам рисуночных знаков. При этом некоторые знаки, по всей видимости, имели разные наименования в различные периоды времени и в различных районах. Так, знак, именуемый в ханаанском письме словом нун («рыба») — который, однако, не похож на изображение рыбы! — в эфиопском письме именуется словом нахаш («змея»). Больше того: можно высказать предположение, что знак зайин «оружие?» первоначально имел наименование зайит «оливковое дерево», ибо соответствующая греческая буква называется дзета; греческая буква сигма происходит, по-видимому, от слова, звучавшего по-финикийски примерно как шикм «плечо», в то время как соответственный финикийский знак обычно именуется шин «зуб(?». 

...Структура названий семитских знаков, оканчивающихся на согласный звук, сходна с названиями грузинских букв, где большинство названий оканчивается на звук н, например: ан, бан, ган, дон, эн и т. д. 

Пожалуй, наилучшее доказательство тому, что знаки первоначально были не рисунками, а являлись результатом свободного и произвольного выбора, дает сравнение пар простых форм знаков — хё и хёт, нун и мём, зайин и самех, тав и тёт. Из этого сопоставления, например, ясно, что знаки хё,хёт происходят не из двух различных рисунков: чтобы получить h, к h была прибавлена черта; знак тав, имеющий форму +, был окружен кружком О и тем самым был образован новый знак— тёт. 

Вторым краеугольным камнем теории египетского происхождения семитского письма является предположение о том, что семиты называли знаки, заимствованные из египетских логограмм, переводя их на свой язык, и затем по акрофони-ческому принципу получали чтения знаков из этих названий. Иными словами, семиты должны были сначала назвать знаки и лишь затем получить их чтения! Однако в истории письма нет параллелей такому процессу развития. Рассматривая различные типы письмен, я обнаружил, что названия знаков в письменах возникают при выполнении следующих условий: 




MAGNIKA-DAGON
 
magnika-dagonДата: Воскресенье, 28.08.2011, 14:24 | Сообщение # 3
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 2000
Репутация: 100
Статус: Offline

а) формы знаков, чтения знаков и названия знаков непосредственно заимствуются из одной системы письма в другую (греческие из семитских; коптские из греческих); 

б) формы и чтения знаков заимствуются, а названия знаков свободно изобретаются или видоизменяются в последующие периоды существования письма (латинские из греческих, армянские из арамейских); 

в) формы знаков и чтения знаков придуманы произвольно; затем к ним придумываются и названия знаков (славянская глаголица; германские руны). Последний случай особенно важен для правильного понимания ситуации, сложившейся при исследовании семитского письма. 

Названия знаков глаголического алфавита — азбуки (слово происходит из наименований двух первых букв алфавита) таковы: 

азъ «я», буки «буква», вьеди(от «знать, ведать»), глаголь «говори», добро «хорошо», и т. д. В древнеанглийском руническом письме, именуемом futhorc (слово происходит от наименований пяти первых букв алфавита), названия пяти первых букв таковы: feoh «деньги», ur «дикий бык», thorn «шип, куст», os «бог», rad «путешествие», cen «факел» и т. д. В целом все эти названия имеют одну общую черту: очевидная связь между формами знаков и наименованиями знаков отсутствует. Стоит отметить и тот факт, что названия знаков в древнеанглийском руническом алфавите зачастую отличаются от названий скандинавских рун; например, третий знак в скандинавских рунах именуется не thorn «шип», a thurs «великан», пятый знак — kaun «опухоль» вместо cen «факел» и т. д. 

Принцип наименований букв столь же произволен, как и принципы той мнемоники, к которой прибегают при обучении детей письму: А — apple («яблоко»), В — bunny (ласковое название белки или кролика в сказках) и т. д. или, в другой системе: А — аре («обезьяна»), В — bear («медведь») и т. д. Подобный принцип произвольного выбора названий знаков применяется и в армии США: able («умелый») — для A, baker («пекарь») — для В, Charlie («Чарли») — для С и т. д. или, соответственно, в британском флоте: able — для A, boy («мальчик») — для В, cast («брось») — для С и т. д. 

Если мы можем считать доказанным, что знаки древнефиникийского письма не происходят из рисуночных, то бессмысленно говорить о получении чтений этих знаков с помощью так называемого акрофонического принципа. Согласно этому принципу, знак получает чтение по начальной части слова, которое выражено этим знаком (так, если бы имелся знак, передающий слово «дом», то, следуя акрофоническому принципу, в алфавите этот знак дал бы чтение букве Д). Однако история письма показывает, что ни в египетской, ни в месо-потамской письменностях акрофонический принцип практически не применялся; случаи же спорадического применения его крайне редки и с большим трудом поддаются истолкованию. 

Слоговые знаки в древних системах письма происходят из словесных знаков (логограмм), — но не по акрофоническому принципу эти знаки получали свои чтения! Вопреки мнению К. Зёте, ни в шумерском, ни в мексиканском письме нет свидетельств о существовании акрофонии. Тот факт, что в клинописи имеется слоговой знак, читающийся tu и как логограмма обозначающий слово tud «рожать», не означает, что слоговое чтение ш развилось по акрофоническому принципу из слова tud, ибо первоначально слово tud могло, — и так оно было в действительности — приобрести, вследствие процесса фонетического изменения, звучание [tu], из которого и было впоследствии получено чтение для слогового знака tu. Обычное египетское письмо также не несет в себе следов акрофонии. И лишь в позднюю эпоху упадка можно найти примеры акрофонического чтения некоторых знаков так называемого «энигматического письма»...

Если знаки семитского письма не могли происходить из рисуночных знаков, имевших логографическое чтение (знак = слову), то, конечно, невозможно утверждать, будто слоговые или алфавитные чтения знаков были получены из чтения логограмм с помощью акрофонического (или любого иного) принципа. 

3. ВНЕШНЯЯ ФОРМА И ВНУТРЕННЯЯ СТРУКТУРА СЕМИТСКОГО ПИСЬМА


Теперь, когда мы показали слабость прежней и до сих пор широко распространенной теории происхождения семитского письма из египетского, мы изложим новую точку зрения. Для того чтобы лучше понять происхождение семитского письма, следует рассмотреть возможности происхождения письменностей вне семитской группы. 

1 возможность. Формы знаков и чтения знаков заимствованы, как это имело место в греческом письме (где они заимствованы из финикийского письма). 

2 возможность. Формы знаков целиком заимствованы, чтения же частично заимствованы, частично произвольно изобретены (происхождение мероитского письма из египетского). 

3 возможность. И формы и чтения знаков частично заимствованы, частично произвольно изобретены (происхождение южноаравийского письма из северносемитского прототипа). 

4 возможность, формы знаков заимствованы, но чтения знакам даны новые (системы письма, изобретенные индейцами племен саук и фокс). Принцип этот типичен для криптографии (так называемые «шифры замещения»). 

5 возможность. Формы знаков частично заимствованы, частично изобретены, но знакам даны новые чтения (например, в слоговом письме индейцев чироки формы знаков базируются на формах знаков латинского алфавита, но имеют иное чтение). 

6 возможность. Формы знаков изобретены произвольно и им даны произвольные чтения (как это имеет место в значительном числе письмен, таких, например, как балти, брахми, кельтиберийское, корейское, глаголица, древневенгерское, нумидийское, огамическое, руническое, йезидское, а также в целом ряде письменностей, созданных в наше время, главным образом в примитивных обществах: письмо ваи, баса, менде и др.). 

В свете сказанного выше нет нужды обсуждать возможности того, что формы знаков семитского письма могли быть заимствованы из какого-либо другого письма. Формальное сходство семитских знаков со знаками других систем письма, отмечавшееся различными исследователями, является не чем иным, как результатом случайного совпадения. О том, что ложные результаты могут быть получены путем некритического сравнения внешних форм знаков, наглядно свидетельствует формальное сопоставление знаков древнефиникийского письма со знаками семи других различных систем письма, выбранных наугад из числа письменностей, знаки которых в основном были заведомо придуманы изобретателями этих письмен (брахми, йезидское, древневенгерское, корейское, нумидийское, древнеанглийское руническое, сомалийское). Во всех восьми сравниваемых системах письма существуют или очень похожие, или полностью идентичные знаки (например, знак + встречается в древнефиникийском, брахми, йезидском, древневенгерском, нумидийском, древнеанглийском, руническом; знак — в древнефиникийском и древневенгерском и т. д.). 

Причина такого сходства очевидна: хотя чисто теоретически нет никаких пределов числу линейных форм, которые могут употребляться как знаки письма, на практике употребляются главным образом простые формы типа прямых линий, треугольников, квадратов, кругов, ибо они легко запоминаются в процессе обучения письму. А число таких геометрических форм весьма ограничено. Так, Флиндерс Питри в своей книге... насчитывает всего лишь около 60 форм, употреблявшихся в качестве отметок или тамговых знаков в различных доисторических и исторических системах Средиземноморского бассейна...

Исключив теорию иноземного происхождения семитских знаков и считая их продуктом самостоятельного творчества, мы все же остаемся лицом к лицу с проблемой: какие же формы — линейные или рисуночные — лежали в основе семитских знаков. Формы знаков, известные нам по древнейшим памятникам семитского письма, начиная с надписи Ахирама, — линейные. Но были ли они таковыми во время изобретения этого письма? Или, быть может, линейность форм является результатом схематизации, упрощения форм рисуночных знаков?

Одно можно утверждать с уверенностью: с одной стороны, ясно, что ряд знаков семитского письма не происходит ни из линейных, ни из рисуночных форм. В пользу линейного происхождения семитского письма говорит линейный характер знаков многих письмен, являющихся результатом свободного творчества (как и семитское письмо; ср. 6-ю возможность приведенного выше списка). С другой стороны, мы должны помнить о различных протосемитских системах письма, существовавших на Синайском полуострове и в Палестине, которые датируются временем, предшествовавшим времени создания надписи Ахирама и других древнейших памятников семитского письма, — и в этих протосемитских системах рисуночные знаки широко распространены. Рисунки, конечно, могли в течение времени развиться в линейные формы — это обычный процесс, свойственный всем системам письма. 

Но существуют ли какие-либо формальные соответствия между протосемитскими знаками письмен Синая и Палестины и семитскими знаками надписи Ахирама и ей подобных? Вопрос этот не может быть решен окончательно, ибо нет материала, достаточного для сравнения. По моему мнению, в середине II тысячелетия в районе расселения семитских народов было создано несколько различных систем письма, употреблявших как рисуночные, так и линейные формы знаков. Не исключена возможность сосуществования рисуночных и линейных знаков в одной и той же системе. 

В целом же вопрос формального анализа протосемитской и семитских письменностей кажется второстепенным по сравнению с вопросом о внутренней структуре этих систем письма. И если по внешней форме знаков протосемитские и семитские письмена различны, то они полностью идентичны, по своей наиболее важной внутренней структурной характеристике: все они состоят из небольшого числа знаков (22-30), причем каждый знак выражает согласный звук и не указывает на характер сопровождающего его гласного... 

Подобную систему письма естественно назвать «алфавитной». На на самом деле, как мы это постараемся показать ниже, она является слоговой системой письма, знаки которого передают сочетание согласного с произвольным гласным звуком. Конечно, практически большой разницы нет, будем ли мы транскрибировать знаки подобной системы письма с помощью одних согласных, например, как приведенное выше B'LT, или как BXCXLXTX, где знак х обозначает любой гласный (то есть знак Вх может читаться как слог ba, be, bi, bo, bu). Поскольку чтение гласных неизвестно, все равно нам приходится рассматривать знаки как чисто консонантные (согласные). Но это имеет огромное значение для теоретического анализа системы семитского письма и его места в эволюции письменности. 

И первый вопрос, который встает в этой связи, таков: откуда же семиты могли заимствовать идею употребления знаков, которые указывают на произношение согласного, но не определяют последующего гласного звука? Ответ на него дать незатруднительно: из трех основных типов письма, которые могут приниматься во внимание — месопотамской клинописи, эгейского и египетского письма, — только последнее идентично с семитским письмом в смысле принципа отсутствия передачи гласных. 
4. ЕГИПЕТСКИЙ СИЛЛАБАРИЙ

На протяжении всей своей многовековой истории египетское письмо оставалось словесно-слоговым («лого-слоговым»), то есть употребляющим как знаки для слов (логограммы), так и знаки для отдельных слогов. Термин «слоговый», применяемый нами для обозначения египетских фонетических (несемантических) знаков, следует понимать в его самом обычном смысле, то есть как систему, содержащую слоговые знаки (здесь заменено слово Гельба «силлабарий», что в контексте неверно, на правильный термин «слоговый» — Л.Р.). Эта простая терминология не имеет ничего общего с идеями некоторых египтологов, которые разделяют египетские «фонетические» знаки на две категории: «алфавитные», типа т, и «слоговые», типа tm.(Это не разница знаков, а разница систем их применения. О применении в Египте египетских алфавитов см. книги А. Кондратова и академика Струве. — Л.Р.) 

Курт Зете убедительно показал, что такое разделение неоправданно, ибо оба типа знаков идентичны по структуре. (Так в этом-то всё и дело! Те же знаки, но для разных целей — и алфавит, и слоговое письмо. — Л.Р.) Почти все современные египтологи включают несемантические знаки египетского письма независимо от того, являются ли они односогласными или передают более одного согласного, в разряд «консонантных». Проблема состоит в том, были ли знаки египетского письма алфавитными и слоговыми, как считает большинство египтологов, или же исключительно слоговыми, как считает автор этих строк. (Так и не понял Гельб. что алфавитная форма использования тех же знаков для непосвященных иноземцев. но без указания гласной - это и есть происхождение семитского заимств_ованн.ого письма, — Л.Р.) 

Я согласен с египтологами в том, что несемантические знаки египетского письма полностью указывали на состав согласных, но не передавали различий в гласных (Да! что можно египтянам, то трудно было семитам, для них гласные важнее, — и они их стали потом обязательно вставлять! — Л.Р.), следующих за согласными. Я всецело солидарен с Зете, например, в том, что знак, транслитерируемый египтологами как mn, мог передавать сочетания man, min, men, mun, mon позднейшего коптского языка. В самом деле, в египетском языке могли существовать такие слова, и они должны были передаваться знаком mn. 

Конечно, с практической точки зрения нет особой разницы (для египтян! — Л.Р.) в том, будем ли мы транслитерировать египетские знаки посредством одних согласных,... записывать посредством букв mn, как это делают египтологи (и египтяне — Л.Р.), или же транслитерировать его как mxnx mxn(x), m(x)nx и т.д. (добавим: и т(х)п(х) — это и будет источник заимствованного семитского письма, мало подходящего для семитской речи, поэтому они и перешли потом к системе тхпх, точно фиксируя гласные — Л.Р.), воспринимая египетское фонетическое письмо как слоговое, в котором последовательно передаются согласные (т и п) и не указываются гласные (х). (Правильно, г. Гельб! Вы точно сформулировали источник заимствования семитами письма, как системы. Тем самым зачеркнув всё свое предыдущее изложение и доводы - Л.Р.) Однако, с точки зрения теории письма, различие здесь огромно. Египетские фонетические, несемантические знаки не были консонантными, ибо переход от логографии к консонантному письму, как это считает большинство египтологов, в истории письма неизвестен и немыслим, а известен нам лишь единственный путь развития: от логографии к слоговому письму. (Это если считать алфавит развитием! — Л.Р.) 

Пути развития древневосточных систем письменностей, таких, как шумерская, хеттская, китайская, равно как и опыт создания новых письмен, предпринятый американскими индейцами и африканцами (чироки, бамум и др.), свидетельствуют о том, что эволюция всегда шла от логографической к силлабической стадии. (Неправда! Многие логограммы, особенно критские и китайские есть слиток, синтез, сумма, сложение слоговых знаков! — Л.Р.) 

С точки зрения психологии это наиболее естественный путь развития. Первый шаг анализа слова состоит в том, что оно разделяется на слоги, а не на гласные и согласные звуки. (Правильно г. Гельб! Неужели непонятно, что этой фразой автор (Гельб) сам себя... покритиковал! — Л.Р.) Действительно, если учесть тот факт, что почти все местные африканские системы письма так же, как и системы письма, созданные американскими индейцами в новое время, остановились на слоговой стадии, не получив дальнейшего развития и не став алфавитными, то нужно сделать вывод, что создатели этих письменностей столкнулись с трудностями при разложении слова на компоненты из отдельных фонем. (Нет! Им просто не нужно было деградировать к алфавиту, это было их собственное письмо, а не взятое чужое. — Л.Р.) Таким образом, рассматривая египетские несемантические знаки как консонантные, мы не только игнорируем историю развития других систем письма древнего Востока, но и приписываем египетскому письму уровень абстрагирования, который был достигнут в греческом алфавите лишь тысячи лет спустя. (Опять нет! Алфавитное письмо — лишь транскрипция, и не может оно достигнуть уровня абстрагирования слогового письма. — Л.Р.) Как известно, египетский язык входит в большую семью семито-хамитских языков, (наше озвучивание египетских «детерминативов» ставит крест на этом утверждении — Л.Р.) одной из основных морфологических характеристик которой является сохранение «костяка» согласных и изменяемость гласных. (Изменяемость гласных - действительно основной признак семитских языков. Но запись в этом случае слова одними согласными - силлабарий - является наименее удобной и удачной формой записи для семитского языка, где так важны гласные! — Л.Р.) Так, например, абстрактный корень *ktb — «писать» принимает формы: kataba — «пишет», katib — «пишущий», kitab — «книга» и много других форм, производных от трехсогласной основы ktb путем изменения огласовки (вот и нужно - вставлять свои гласные - в чужую форму — Л.Р.). Разумеется, это отнюдь не значит, будто «гласные играли более важную роль в греческом языке, чем в семитских», или что «гласные менее важны в семитских языках, чем в индоевропейских», как зачастую утверждают некоторые филологи, ибо текст, в котором опущены гласные, можно читать с одинаковой легкостью — или с одинаковой трудностью — как на индоевропейских, так и на семитских языках: рский ткет бз глснх мжн чтт ткж кк ткет в ктрм пштс глснй. (Этим блестящим примером г. Гельб, наконец, себя высек(вск)! По-индоевропейски: на русском, египетском, шумерском, английском, латыни - это действительно читается легко, а вот на семитском уж нет! Вы не поймете - ktb -"писать" или "книга"? Здесь обязательно уж гласные нужно вставлять — Л.Р.) 

Правда, в индоевропейских языках различия слов по грамматической форме и по смыслу чаще передаются окончаниями, тогда как в семитских языках главным способом словообразования и словоизменения является изменение состава гласных. (Золотые слова, г. Гелъб! Поэтому опускать гласные и считать при этом письмо удобным для семитов - абсурд. — Л.Р.) Но подобный способ образования форм существует и в индоевропейских языках, например в немецком (brechen, brach, brache, brich, gebrochen, Bruch, Bruche) или английском (sing, sang, sung, song). (Да, такой способ существует в и.-е. языках для отдельных слов, который противоречит общим грамматическим правилам, потому слова эти называются неправильными. — Л.P.) Относительная стабильность согласных и изменяемость гласных в семито-хамитских языках и послужила основной причиной того, что египтянами был создан силлабарий, который базировался на знаках, передающих лишь согласные (типа Сх, CxCx, где знак С обозначает согласный, а знак х — любой гласный). 

Утверждение о том, что египетские фонетические знаки как односогласные, так и передающие более одного согласного, всегда начинались с согласного звука, расходится с мнением некоторых египтологов, полагающих, что «консонантные» знаки египетского письма могли передавать один (или более) согласный звук плюс любой гласный — как в финальной, так и в инициальной и медиальной позиции. Например, знак РОТ мог передаваться знаками rа, r, re, r, ar, r, er, r и т. д., или знак ДОМ мог читаться как par, per, apr, epr, epra и т. д. (так, например, считает А. Гардинер). (Но может быть и иначе. Знак ДОМ, когда он один, т. е. обозначает сам себя, читается однозначно, как смыслообразующий слог ПОР (порт, порог, пора), а в составе слова он читается как слог ПО. — Л.P.) 

...Однако нет нужды в графической интерпретации всех этих случаев, ибо появление префиксального ' ('алефа) может быть объяснено на чисто фонетической основе: 'алеф появляется как вторичный элемент, введенный перед двумя смежными согласными, чтобы облегчить их произношение.

Такое объяснение может быть подкреплено и фактами семитских языков, напр.: 'emna и min — «из» или 'uqtul, qutul <* qtul «убей!» и т. п. Толкование египетских знаков, передающих сочетание «гласный + согласный», может быть принято лишь после того, как будет твердо доказано, что первоначальные инициальные гласные (вроде тех, какие встречались в именах Амон или Осирис) могли свободно опускаться в классическом египетском письме. 

Создание силлабических знаков, передающих два согласных звука, было относительно простым делом для египтян. Например, силлабический знак mxnx был образован из слова mxnx («доска для игры в шашки»), силлабический знак wxrx — из слова wxrx («ласточка», «большой»). Выбор односогласных знаков был связан с гораздо большими трудностями, так как в египетском языке имелось очень небольшое число односложных слов. Трудности эти были преодолены предпочтением односложных слов, которые оканчивались на так называемые «слабые согласные» (', у, w) или имели в конце суффикс -t — показатель женского рода, который мог игнорироваться при чтении знака. Так, слоговой знак гх'х («рот») получил слоговое чтение гх; слово nxtx повело к образованию слогового знака пх. (При прочтении слова "рот" - "rх'х" - как индоевропейского, оно читается как "РОТ" при значении самого предмета по-славянски, который и изображен - овал рта, как "РОТ" -прилагательное "красный", что совпадает с "rot, red" -"красный" в германских языках, "rud, roj, ruj, roz" - в славянских, языках,. В строке слог читается как "РО", что совпадает с обозначением этой буквы в греческом языке. — Л.Р.) 

Разумеется, говорить о «стандартных» устойчивых силлабариях в пределах словесно-слоговых систем письма (каким является и египетское письмо) невозможно; мало того, нельзя говорить даже о сколько-нибудь точном составе силлабариев, употреблявшихся в определенные периоды и в определенных ареалах. Люди, употреблявшие словесно-слоговое письмо, обычно не делали различия между логографическими и силлабическими знаками, как это делаем мы. Все, что они знали о своем письме, заключалось в том, что знаки письма являлись знаками для слов, но в силу определенных условий некоторые из этих знаков можно употреблять и в качестве обозначения слогов (хотя тот факт, что писцы, пользовавшиеся словесно-слоговым письмом, не составляли отдельных списков силлабических знаков, вовсе не означает, что в своей практике они не видели разницы между знаками для слов, употреблявшимися только как логограммы, и знаками, употреблявшимися как в логографическом, так и в силлабическом значении). 

Как и в клинописи, употребление знаков в египетском письме варьировалось от периода к периоду, несмотря на монолитность Египетской державы по сравнению с Хеттской или государствами Месопотамии. Например, раннее египетское письмо, представленное «Текстами пирамид», содержит гораздо больше случаев силлабического написания по сравнению с текстами последующих периодов. Затем, в ряде текстов Саисского периода (середина I тыс. до н. э.) мы сталкиваемся почти с полным отсутствием логограмм и тех слоговых знаков, которые передавали более одного согласного. И здесь мы имеем дело практически с одноконсонантным слоговым письмом, почти полностью идентичным западносемитским силлабариям. 

Стандартизация силлабариев в письменностях древнего Востока шла различными путями. Шумерский силлабарий и системы, от него производные, включают знаки, передающие, как правило, один слог, оканчивающийся гласным или согласным звуком; знаки, передающие два слога, встречаются редко. Хеттский иероглифический силлабарий ограничивается знаками, передающими один открытый слог («чистый гласный» или «согласный + гласный»). Китайский силлабарий сходен по своим принципам с месопотамским, но в нем представлены исключительно односложные знаки, заканчивающиеся гласным или согласным звуком. Египетский силлабарий, подобно месопотамскому, содержит знаки, передающие один или два слога, но в отличие от последнего знаки египетского письма не указывают на звучание гласных в слоге. 

На первый взгляд такой «консонантный характер» слоговых знаков египетского письма может показаться уникальным явлением по сравнению с другими системами письма, в которых, за исключением семитского (непосредственно связанного с египетским), регулярно отмечается качество гласных звуков. И тем не менее эта особенность не является исключительным феноменом, если вспомнить, что в месопотамских клинописных системах ряд знаков вовсе не указывает на качество гласного, а многие другие знаки передают лишь приблизительное звучание гласного...

Египетский силлабарий состоит из 24 знаков, каждый из которых передает один начальный согласный плюс какой-либо гласный, и около 80 знаков, каждый из которых передает два согласных плюс гласный (или два гласных). В исключительно редких случаях (для «забавы») в египетском письме в качестве силлабем употреблялись и трех согласные знаки, в обычном письме имевшие лишь логографические чтения (Олбрайт указывает, что число слоговых знаков, употреблявшихся в эпоху Нового царства, было порядка 60-ти, что хорошо сопоставимо с числом слоговых знаков в системах письма типа кипрской, содержащей 56 силлабем, японской — 47 силлабем, кипро -минойской — около 63 силлабем; протобиблской — 80-90 силлабем, а также с линейным письмом А, включающим в свой состав 80 слоговых знаков, и линейным письмом Б, состоящим из 88 знаков). 

Из сложной египетской системы письма, состоящей из нескольких сотен логограмм и множества фонетических знаков, передающих от одного до трех согласных звуков, семиты создали свою простую систему письма, отбросив все логограммы и фонетические знаки с двумя и более согласными. 24 простых знака, передающих сочетание согласного с произвольным гласным, в египетском письме идентичны по внутренней структуре 22-30 знакам, которые существуют в различных семитских письменностях. 

(Комментарий А. М. Кондратова. Подсчет частоты употребления одноконсонантных (якобы «алфавитных») знаков в египетских текстах показывает, что они покрывают около 50% всего объема текста, в то время как на долю двуконсонантных приходится около 5% всего объема текста, хотя общее число знаков этого типа намного больше общего числа одноконсонантных (см. А. М. Кондратов, Египетская иеро-глифика и статистические методы дешифровки, «Тезисы V Всесоюзной сессии по Древнему Востоку», Тбилиси, 1971). Это говорит о том, что в египетском письме класс «односогласных» отличался по функции в тексте от класса «двусогласных» знаков, что, вероятно, облегчило семитам выбор группы одноконсонантных (якобы «алфавитных») знаков в качестве прототипа своего письма (в принципе, любое слово, записанное «двусогласными» знаками, могло быть и по-египетски перетранскрибировано с помощью «односогласных»). 
5. SCRIPTIO PLENA и MATRES LECTIONIS

Почему семиты предпочли клинописи и эгейскому письму египетскую систему, избрав ее в качестве прототипа своего письма? (Вот те раз! Целый параграф доказывать неегипетское происхождение семитского письма. А тит так сразу - бух! В качестве прототипа бралась и клинопись и всё остальное в странах, куда входили семитские нашествия. — Л.Р.) Объяснить это можно тем, что в эпоху создания семитского письма, во втором тысячелетии до н. э,, между Сирией и Палестиной, с одной стороны, и Египтом — с другой, существовали тесные культурные и торговые связи. (Вот тебе и раз и еще раз! Завоевание и разграбление семитами Египта — это есть, оказывается, теснейшие культурные и торговые связи! — Л.P.) Главная же причина состоит в том, что египетское письмо лучше, чем другие письмена древнею Востока, отвечало структуре семитских языков. Не нужно забывать, что египетский язык относится к одной из ветвей протосемитской семьи языков. (В этом случае к протосемитским языкам придется относить все остальные языки мира. — Л.Р.) Сходство структуры египетских фонетических знаков и знаков семитского письма очевидно. (Боже мой! Две страницы назад писалось обратное, — что это сходство только формальное. и что это "самоочевидное сопоставление знаков показывает со всей очевидностью лишь слепоту исследователей" — вот что излагал И. Гельб несколько страниц назад. — Л.Р.) Отсюда следует, что либо и египетские и семитские знаки были алфавитными, либо те и другие были слоговыми, как полагает автор настоящих строк. (Нет. Это логическая ошибка, здесь нет либо-либо, возможен правильный вариант: египетское письмо - слоговое, а семитское — алфавитный силлабарий, мало подходящий по форме к семитским языкам, — там обязательно нужны гласные, хоть их и "некудот" вставлять. — Л.P.) Поэтому все доказательства, приводимые в пользу силлабического характера египетских знаков, в равной степени должны быть верны и по отношению к семитскому письму. И, наоборот, все свидетельства в пользу силлабического характера семитского письма должны поддержать и гипотезу о слоговом характере египетских фонетических знаков. 

Нет ничего удивительного в том, что исследователи определяли и египетскую, и семитскую системы письма как алфавитные «консонантные» системы письма. Такими системами являются многие современные семитские алфавиты, в которых знак бет, например, в сочетании с диакритическим значком, передает слог ba. В силу этого бет трактуется как знак, передающий согласный b, а диакритический значок — как передающий гласный а. Результаты такого анализа экстраполируются и на древние семитские системы письма, в которых значки диакритики, указывающие на гласные звуки, отсутствовали, а существовали лишь знаки для согласных. Что, кажется, вовсе не приходит в голову исследователям, так это простая мысль о том, что современные семитские алфавиты могут вовсе не быть идентичными по своей структуре своим раннесемитским и египетским предтечам! 

...К сожалению, мои друзья и коллеги-филологи, особенно востоковеды и семитологи, в большинстве своем не склонны разделять мою теорию. (Их ряды, по-видимому, редеют, т. к. в предисловии известный лингвист ИМ. Дьяконов пишет: "В ученом мире теория И. Гельба приобретает всё больший вес". — Л.P.) Однако их критика не содержит ничего такого, что заставило бы меня пересмотреть свои взгляды на вопрос о слоговом характере семитского письма. Более важным представляется мне то обстоятельство, что в ходе дискуссии были найдены новые подтверждения в пользу теории, изложенной выше. Хотя факты эти и не новы, ибо были известны с давних пор, их важность стала очевидна уже после выхода в свет английского издания моей книги. Дополнительные доказательства в пользу слогового характера западносемитского письма дает анализ некоторых особенностей иберийского, этрусского и архаического греческого письма, а также угаритской клинописи. 

Гипотеза о существовании доалфавитной средиземноморской слоговой системы, употреблявшейся в северной части Средиземноморья, от Испании до Эгеиды (высказанная в статьях Ф. Рибеццо, Витторе Пизани, Э. Перуцци и Жана Берара), должна быть пересмотрена в том смысле, что не одна, а две различных слоговых системы письма применялись в Средиземноморье во II и I тысячелетии до н. э. Это: 

1) Западносемитская слоговая система, созданная в районе Сирии — Палестины во II тысячелетии до н. э. и распространившаяся на запад в Эгеиду, Италию и Испанию в I тыс. до н. э. 

2) Эгейская слоговая система, созданная на Крите во II тысячелетии до н. э. и распространившаяся затем на восток — в Кипр, Библ и Анатолию. 

Ф. Рибеццо опубликовал образцы древней (слоговой?) письменности, обнаруженной в Сицилии, которая, впрочем, походит на современную подделку, и высказал предположение о связи между эгейскими письменами и знаками на керамике, которые находят повсеместно на территории Италии. Однако подобное сопоставление, базирующееся на внешнем сходстве, не может считаться на данном уровне наших знаний доказательством в пользу того, что слоговые системы письма существовали в Италии во втором тысячелетии до н. э. 

Употребление «эты» в качестве слогового знака, передающего слог he в архаичных греческих надписях, известное с давних пор, было правильно оценено Швицером, Альфред Шмидт, основываясь на этом факте, разработал целую теорию. Не ограничиваясь письменами Эгеиды, он смог найти почти десяток слоговых систем письма, которые могут быть привлечены для сопоставления. Шмидт полагает, что западносемитские письменности, в особенности финикийское письмо, объясняют феномен употребления слоговых знаков в греческом письме. В своей монографии..., равно как и в двух статьях..., дана оценка моей теории, изложенной в "A study of writing". Шмидт развивает свои взгляды, согласно которым западносемитские системы письма не являются алфавитными или консонантными, а представляют собой силлабарии, производные от египетского письма. Подобно Антуану Мейе (его работы на эту тему Шмидт не знал) и подобно автору этих строк, Шмидт приходит к решающему выводу о том, что только систематическое употребление специальных знаков для гласных, введенное греками, позволило расчленить слоговые знаки на их составные компоненты — и это дало возможность письму в конечном счете достигнуть алфавитной стадии развития. 

Я полностью солидарен с Шмидтом в том, что «вопрос о первичных чтениях слоговых знаков финикийского письма представляется малозначительным; гораздо важнее тот факт, что для финикийцев знаки их письма были слоговыми, а не консонантными. Консонантные знаки появились лишь тогда, когда греки ввели знаки для обозначения гласных». 
10. РОЛЬ И МЕСТО ЗАПАДНОСЕМИТСКИХ СИЛЛАБАРИЕВ В ЭВОЛЮЦИИ И ИСТОРИИ ПИСЬМА

Уже сам термин «западносемитские силлабарии», употребляемый по отношению к различным формам письма, применявшимся финикийцами, евреями и другими семитскими народами, начиная с последней половины II тысячелетия до н. э., ясно выражает мою мысль о том, что письменности эти являются слоговыми, а не алфавитными. Они использовали в качестве модели египетский прототип и, с точки зрения истории письма, являлись силлабариями и не чем иным, как силлабариями.

Естественно задать вопрос: если ранние семитские системы письма не являются алфавитными, то что же тогда алфавит?

Ответ на него ясен. Если под термином «алфавит» мы понимаем письмо, выражающее отдельные звуки языка, тогда первым алфавитом была письменность, созданная греками.

На протяжении II тысячелетия до н. э. в силлабариях египетско-семитского типа предпринимались различные попытки указать на состав гласных с помощью matres lectionis. Однако ни одна из этих попыток не привела к развитию полной вокалической системы. Если в семитских письменностях matres lectionis употреблялись спорадически, то греки стали применять знаки для гласных после каждого слога систематически и создали, впервые в истории письма, подлинную алфавитную систему письма. Тем самым был сделан третий великий шаг на пути развития письменности от примитивной стадии к алфавиту. В хронологическом порядке шаги были следующими: 

1. Шумерский принцип фонетизации письма.   2. Западносемитское слоговое письмо.   3. Греческий алфавит. 

Принцип фонетизации, поведший к созданию систематизированного силлабария, исторически впервые был применен шумерами. Поздней его стали применять и во многих других системах письма древнего мира. Спорадические случаи фонетизации, отмечаемые в различных районах Старого и Нового Света, свидетельствуют о том, что принцип этот мог быть открыт в разных странах независимо друг от друга. 

Второй важный шаг был сделан при создании западно-семитских силлабариев, содержащих 22 знака и по своей структуре полностью соответствующих 24 одноконсонантным знакам египетского силлабария. Величие семитского открытия заключается не в революционном нововведении, а в отказе от логограмм и знаков, передающих более чем один согласный (как это имело место в египетском письме), и в ограничении системы письма небольшим числом знаков, передающих открытые слоги. Но достижение это само по себе не более великое, чем создание кипрского силлабария, который развился из эгейского словесно--слогового (лого-силлабического) письма путем отказа от логограмм. Конечно, семитский силлабарий оказал исключительно большое влияние на письменность других народов, но это случилось лишь потому, что семитскому письму посчастливилось стать матерью алфавитов, в то время как кипрская система умерла, не оставив прямых потомков. 

Наконец, третий решающий шаг, заключительный в создании греческого алфавита, был сделан путем систематического употребления matres lectionis — изобретения, которое широко (но спорадически) применялось в разных частях Ближнего Востока. Регулярное употребление гласных после слоговых знаков


MAGNIKA-DAGON
 
magnika-dagonДата: Воскресенье, 28.08.2011, 14:26 | Сообщение # 4
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 2000
Репутация: 100
Статус: Offline

Протоалфавиты Палестины

Протобиблская слоговая письменность

Середина 2 тыс. до РХ. 100 знаков [видимо, с детерминативами]. Происхождение неизвестно. Возможные предки: критское, египетское, хеттское. 
Протобиблский силлабарий


Протобиблские надписи (пример и реестр)

Протобиблская спатула - абхазская расшифровка

 

Эпиграфический текст спатулы б на абхазском (абаза) языке (по Турчинову). 
Ш ара ат с иш ша ы лан лзы 2 хук трамаа рмых||(рных) разы. Пту = алаша ы изы р=хы=ла дышьны а а и ба уи и ых аны идыр ыт ап. Амра рыла (и) наблаа kьааит. 

Перевод абхазского текста на русский язык. 
Вы для жертвы выделите Богине воды две доли, трамовцев захватить чтобы. Пту=светоча ради их главаря=собаку убив, вражий корабль тот искрошив совсем, его им заставить исчезнуть надо. Солнце их глаза выжжет пусть совсем!(15) 

По мнению профессора Г.В. Смыра, в тексте перевода есть некоторые пропуски и неточности. Например, в первом предложении слово рмых||(рных) переводится не как «захватить», а используется в понимании ныха – самое древнее сверхъестественное, не имеющее образа, нечеловеческая сила. И перевод в этом случае звучит, примерно, так: «Вы жертву распределите для Дзызлан (матери воды) и для трамовского ныха». Надо отметить, что и сегодня понятие ныха сохранилось в языке. У абазин, например, оно используется при даче сильной и нерушимой клятвы.
* О Георгии Федоровиче Турчанинове и его открытии и дешифровке древнейшей письменности Кавказа.



О ГЕОРГИИ ФЕДОРОВИЧЕ ТУРЧАНИНОВЕ
источник: Бэла Джемакулова г. Черкесск

О ГЕОРГИИ ФЕДОРОВИЧЕ ТУРЧАНИНОВЕ И ЕГО ОТКРЫТИИ И ДЕШИФРОВКЕ ДРЕВНЕЙШЕЙ ПИСЬМЕННОСТИ КАВКАЗА, ПРИНАДЛЕЖАЩЕЙ ПРЕДКАМ АБАЗИН, АБХАЗОВ И УБЫХОВ.

 В начале 60-х годов XX века в нескольких километрах от Майкопа и в двух-трех километрах от всемирно известного Майкопского кургана была найдена древняя плитка с надписью. После этой находки началась череда открытий подобного рода, на Кавказе, а в частности, на территории современной Абхазии и на территории древней Финикии (современный Ливан). В результате археологических раскопок было найдено, не считая находок обнаруженных в Майкопском кургане, более трех десятков плиток и табличек с надписями.
 Именно с майкопской находки и началась история исследования древнейшей письменности Кавказа.
 Информация, хранящаяся на найденных плитках, пролила свет на древнюю историю абазского этноса. Абазы - коренные жители Кавказа. Абазины (абазги/абаза), абхазы (апсилы/апсуа) и убыхи (пех), являются народами, составляющие единый этнос - Абаза. Это один из древнейших этносов мира, носитель языка, который является ровесником уже, к сожалению, некоторых исчезнувших языков. Кроме того, лингвисты признали абазинский язык одним из самых трудных языков планеты. 
Итак, абазы (абазины, абхазы и убыхи) в древности имели свою письменность. Над расшифровкой этой письменности работал видный советский ученый, академик, доктор филологических наук Г.Ф. Турчанинов, один из самых крупных советских ученых кавказоведов и уникальный специалист по дешифровке эпиграфических памятников письма. Кроме того, по свидетельству людей общавшихся с ним, Георгий Федорович был прекрасным человеком. В частности, его ученица к.ф.н. И.Б. Басария-Анкваб пишет о Г.Ф. Турчанинове как о человеке большой души, заботливом и гостеприимном.  
В 1934 г. Георгий Федорович приехал работать в Кабардино-Балкарию. Долгие годы своей научно-исследовательской деятельности он посвятил изучению кабардино-черкесского языка, который изучил во всех аспектах: грамматическом, лексическом, диалектальном и сравнительно-историческом, написав на эту тему много трудов. В 1936 г. Г.Ф. Турчанинов был приглашен областным отделом народного образования Кабардино-Балкарии написать научную грамматику кабардинского языка. Грамматика вышла в свет в 1940 г. и по сей день не потеряла своей значимости. В 1938 г. Георгий Федорович возглавил первую кабардинскую диалектальную экспедицию. Огромный труд, большой и интересный материал, к сожалению, погиб вместе с архивом Кабардино-Балкарского НИИ в 1942 г. Остался лишь один осколочек от этой экспедиции - очерк Г.Ф. Турчанинова “Язык моздокских кабардинцев”. Кроме того, он изучал и осетинскую письменность, написав на эту тему книгу под названием “Древние и средневековые памятники осетинского языка и письма”.
 А в начале 60-х г., теперь уже прошлого XX века Г.Ф. Турчанинов, изучая памятник древнейшей письменности Кавказа - Майкопскую надпись, вместе со своими коллегами, пришел к выводу и доказал, что письмо это безоговорочно именуется ашуйским (древним абхазским = абазинским = убыхским).(1) И с этого момента начинается его научная деятельность в качестве абхазоведа.
После долгой и кропотливой исследовательской работы Георгий Федорович Турчанинов написал книгу, в которой описываются древние находки с надписями и их расшифровка, которую он назвал: “Открытие и дешифровка древнейшей письменности Кавказа”. В создании этого труда ему во многом способствовали такие ученые как: И.И. Мещанинов, В.В. Струве, М.М. Тронский, И.Н. Винников, австрийский профессор А. Ирку, ученый из Франции археолог профессор М. Дюнан, и многие другие отечественные и зарубежные ученые.
 В книге дешифруются надписи, устанавливающие существование на Кавказе доселе неизвестной, современной науке, цивилизации и созданного в ее недрах силлабического письма, принадлежащего предкам абазин, абхазов и убыхов, которые некогда называли себя ашуйцами (по-абазински – ашвуа), а страну свою Ашуей. В III тысячелетии до н.э. эта страна простиралась от Черного моря на юге до нынешнего Майкопа на севере и выходила за пределы рек Кубани на северо-западе и Фазиса (Риона) на юго-востоке. Публикуемые в книге памятники ашуйского (совр. абазино-абхазского (абаза)) языка охватывают период с середины III тысячелетия до н.э. по IV-V вв. н.э. В начале II тысячелетия до н.э. ашуйское письмо было занесено в древнюю Финикию продававшимися туда ашуйскими рабами и утвердилось в ней как протобиблское (псевдоиероглифическое) письмо. Этим объясняется однообразие в письменностях Ашуи, т.е древней Абазии, и Библа - столицы Финикии. Ашуйское письмо в Библе явилось в дальнейшем основой к созданию собственного финикийского письма.(2) В свою очередь финикийское письмо стало основой латинской письменности, а на латыни, как известно, основаны многие алфавиты мира.
 Свою книгу Георгий Федорович начинает словами: “Потомкам великих ашуйцев, моим современникам абхазам, абазинам и убыхам этот труд посвящаю.” Тем самым, четко указав именно те народы, которые являются потомками и наследниками Ашуйской цивилизации. «На Кавказе открыта новая, доселе неизвестная науке цивилизация, - пишет Г.Ф. Турчанинов, - которая по названию страны в текстах, именуется Ашуйской цивилизацией».(3) Открытие заключалось в том, что письмо которое Г.Ф. Турчанинов назвал “колхидским” и которое толковал как письмо финикийского происхождения, оказалось местным, созданным на Северо-Западном Кавказе. Творцами этого письма были далекие предки абазин, абхазов и убыхов.(4) На языке абазов Ашуя означает “Помория”, ашуйцы - жители Помории.
 Это древнее имя - Ашуя закрепилось за Северо-Кавказскими абазинами-тапанта. «Абхазы до сих пор называют своих исторических соплеменников абазин - аш уаа (ашвуа), буквально “люди ашу”, в устной традиции существует еще топоним Аш ы, обозначающий некую, четко неопределяемую причерноморскую территорию Северо-Западного Кавказа, родины абазин...», - пишет Г.Ф. Турчанинов.(5) Ведь, как известно, вплоть до начала XX века, практически, на всем протяжении Черноморского побережья Кавказа и на южных склонах Кавказского хребта, проживали абазинские (абаза) племена. 
 На протяжении трех тысяч лет, уже известного нам существования, Ашуя представляла разные археологические культуры. Древнейшими археологическими реалиями ашуйской цивилизации была Майкопская (названная так в честь города, на территории которой был найден курган), Куроарская, Дольменная, Колхидская культуры. Древнейшей, но, безусловно, не первой из них была Майкопская культура, выходившая за географические пределы создавшего ее этноса. Какая археологическая культура предшествовала Майкопской - ученым еще предстоит узнать.
 Ашуя, в то время, уже была развитым государством. Имея богатую культуру и уже сложившиеся традиции, ашуйцы были грамотными людьми, и все слои населения от царя до ремесленника умели писать и читать на родном языке. 
 Уже в III тыс. до н.э., а возможно и раньше, как видно из раскопок, в частности, Майкопского кургана, ашуйцы умели добывать и обрабатывать золото, серебро и прочие металлы, изготовлять из них различные украшения. 
 Так, например, кости одного из скелетов, найденных в Майкопском кургане, были сплошь усеяны золотыми пластинчатыми украшениями. Здесь было 68 изображений львов; 19 такой же работы быков, 38 золотых колец, 10 двойных пятилепестковых розеток. Наложенные одна на другую они образовывали красивый десятилепестковый цветок с шарообразной сердцевиной. Особенно много оказалось здесь бус разной величины и формы, золотых, сердоликовых, бирюзовых и др. Под черепом лежали две золотые ленты-диадемы, 5 золотых ободков неизвестного назначения и 2 гладкие золотые серьги.
 Судя по дырочкам в золотых лентах диадемы, упомянутые выше десятилепестковые цветы были нашиты на эти ленты. Ленты в свою очередь были нашиты на матерчатый головной убор - тиару, представляющий собой суживающийся кверху колпак.
 Рядом с покойником лежали складные палки длиной 1,003 м., которые состояли из золотых и серебряных полых трубок, входивших одна в другую. Палок было: две серебряных и две серебряных с золотыми нижними концами. На них в нижней части на расстоянии ладони были насажены фигуры массивных литых быков, на серебряных палках - серебряные, на палках с золотыми концами - золотые. На верхних концах палок имелись отверстия для продевания лент. Как убедительно установил археолог Б. В. Фармаковский, палки с фигурами быков составляли остов балдахина. В верхней части, на них, были натянуты ленты с нашитыми пластинчатыми фигурами львов, быков и колец. Во время похоронной процессии балдахин несли над покойником. После того как тело было положено в могилу, его накрыли матерчатым покрывалом балдахина, а палки уложили рядом с покойником, справа от него. Матерчатое покрытие балдахина сгнило и пластинчатые фигуры львов, быков и колец оказались на костяке покойника.
 Тщательно изучив украшения и другие предметы, относящиеся к погребенному, Б. В. Фармаковский сделал верный вывод: “Могила, открытая в Майкопском кургане, вне сомнений, была могилой не простого смертного, а вождя какого-то народа, вождя очевидно богатого и обладавшего большой властью. Открытый в могиле балдахин был таким образом, без сомнения, как и тиара с золотыми диадемами царским отличием”.(6) Обращают на себя внимание золотые и серебряные сосуды. Они были размещены у восточной стенки камеры. Их было 17: два золотых, один каменный с накладным шаровидным золотым горлом и такой же крышкой и 14 серебряных. Некоторые из сосудов разломались от тяжести обвалившейся на них земли, другие хорошо сохранились.(7) 
 Никогда еще курганы, найденные на территории Российской Федерации, кроме скифских, не скрывали таких богатств. Майкопский погребальный комплекс стал эталоном культурной принадлежности памятников III тыс. до н.э. почти всего Северного Кавказа. (8)
 Помимо украшений, ашуйские цари чеканили из золота монеты. Это подтверждает найденная при археологических раскопках монета, которая была сделана при правлении царя Саулаха (II век до н.э.), достоинством ахьы акы - “один золотой”.(9)


“Монограмма” на золотой монете царя Саулаха


 Многие найденные тексты показывают, что в эпоху создания Майкопского кургана, т.е. в III тысячелетии до н.э. и позже, по крайней мере, во II тыс. до н.э., не существовало еще обособленных абхазского, абазинского и убыхского языков, все они вместе, на положении в какой-то мере сложившихся племенных диалектов, составляли один всем понятный ашуйский язык. Абазины, абхазы и убыхи были членами единой ашуйской народности, хотя внутри ее и различались племена.(10) 
 Что касается захоронений Майкопского кургана то, как установил Г. Ф. Турчанинов, погребенный являлся царем племени садзов и происходил из древнего рода Ачы (Ачба). Абазинская ветвь этого рода известна под патронимальным именем Лау.(11)
 Термин “ашуйское письмо” был извлечен Г.Ф. Турчаниновым из текста бронзовой таблицы Д. XIX. в. до н.э., сейчас он получил новое подтверждение. «Обнаружен и прочтен, - пишет Г.Ф. Турчанинов, - древнейший памятник названной письменности - фонетизированные силлабо-пиктограммы на двух серебряных сосудах из всемирно известного Майкопского кургана середины III тыс. до н.э.. На серебряном сосуде, где выгравирована географическая карта написано: “Письмена имеющая ашуйских людей страна”. Эта страна занимала в ту пору обширное пространство».(12)
 По утверждению Г.Ф. Турчанинова и его коллег, ни один из народов Кавказа, не обладал в прошлом письменностью такой давности и в таком количестве столь древних памятников. Самые старые памятники государства Урарту датируются IX в. до н.э., самые ранние памятники армянской письменности восходят к IV в., а грузинской к V в. н.э. А вот памятники ашуйской культуры по времени охватывают огромный период - с середины III тыс. до н.э. по IV - V вв. н.э.(13) На протяжении трех тысяч лет, с середины III тыс. до н.э. по IV вв. н.э., т.е. с силлабо-пиктографических надписей на серебряных сосудах Майкопского кургана до надписей на сосудах гончарных мастеров Гагринского района Абхазии позднеантичного времени, абазинский, абхазский и убыхский языки, входившие ранее в ашуйский, были полнокровными развивающимися языками.(14) 
 Интересным историческим и лингвистическим явлением, по мнению ученого, оказывается тот факт, что создатели древнейшей письменности Кавказа – ашуйцы, дожили до наших дней. Потомки их абхазы, абазины и убыхи до сих пор здравствуют. Многое из ашуйского языка сохранилось как реликт в абазинском, отчасти в убыхском языке в той его первозданной ашуйской основе, от которой осталось очень немного, вследствие воздействия на убыхский язык языков черкесских. Абазинские и убыхские племена занимали тогда территории западной и северо-западной Ашуи.
 Читая книгу Г.Ф. Турчанинова, я нашла очень интересные и немаловажные, на мой взгляд, факты. В некоторых найденных текстах встречаются личные имена и названия племен такие как: Ла, Клыч, Ачба, Трам, Баг, Батаа и др. Все эти личные имена и племенные названия значительно позже стали фамильными (от имени отца отцов):
 - Ла - Ла-уаа - Лоа - Лоо - Ло-ов(ы);
 - Клыч – Клыч-аа – Клыч-ипа – Клыч – Клыч-ев(ы);
 - Ач – Ач-ба – Анча-ба-дзе, М-ача-б-ели;
 - Ач – Ач - Ачач-ба, Шарвашидзе, Шервашидзе; 
 Видимо не случайно в абхазской народной памяти сохранилось выражение: «Не сказав Ачба, не скажешь Чачба».
 - Трам - Трам-аа - Трам-ипа - Трам - Трам-ов(ы);
 - Баг - Баг-аа - Баг-ипа, Баг - Бак - Баг-ов(ы), Бак-ов(ы);
 - Бат - Бат-аа - Бат-ипа – Бат-ов(ы).
 Все эти абазино-абхазские фамилии существуют и сейчас. Если судить по бронзовой табличке Д из Библа, Бронзовой спатуле б из Библа и др., которые датируется учеными XIX в до н.э., то такие фамилии как Клычевы, Лоовы, Ачба, Трамовы и др., очень древние по своему происхождению. С тех пор как были написаны эти тексты прошло без малого пять тысяч лет, и если мыслить логически, то естественно, ашуйский народ, его племена и фамилии (имена отца отцов) сформировались задолго до создания собственной письменности. Ведь, как известно, письменность создается на основе национальной культуры, обычаев, языка, а для этого любому народу необходимо пройти долгий путь формирования и объединения отдельного племени или общества, и при этом суметь выжить в условиях, в которых оказалось человечество в эпоху своего становления.
 Вот, например, надпись, в которой упомянуто племя - Трам, встречающаяся сегодня в абазинском ауле Красный Восток (Гумлокт), в качестве фамилии Трамовы.
 
Бронзовая спатула б из Библа XIX в. до н. эпрорисовка текста (аверс)                                                     фотография

прорисовка текста (реверс) фотография

 Эпиграфический текст спатулы б на абхазском (абаза) языке.

 Ш ара ат с иш ша ы лан лзы 2 хук трамаа рмых||(рных) разы. Пту = алаша ы изы р=хы=ла дышьны а а и ба уи и ых аны идыр ыт ап. Амра рыла (и) наблаа kьааит. 

Перевод абхазского текста на русский язык.

 Вы для жертвы выделите Богине воды две доли, трамовцев захватить чтобы. Пту=светоча ради их главаря=собаку убив, вражий корабль тот искрошив совсем, его им заставить исчезнуть надо. Солнце их глаза выжжет пусть совсем!(15) 

 По мнению профессора Г.В. Смыра, в тексте перевода есть некоторые пропуски и неточности. Например, в первом предложении слово рмых||(рных) переводится не как «захватить», а используется в понимании ныха – самое древнее сверхъестественное, не имеющее образа, нечеловеческая сила. И перевод в этом случае звучит, примерно, так: «Вы жертву распределите для Дзызлан (матери воды) и для трамовского ныха».
 Надо отметить, что и сегодня понятие ныха сохранилось в языке. У абазин, например, оно используется при даче сильной и нерушимой клятвы. 
 Как уже было сказано, многие таблички с ашуйской письменностью были найдены на территории Библа - столицы древней Финикии. Самые значительные по объему ашуйские надписи из Библа, посвящены письменной культуре и трагической судьбе ее поборника, Ашуйского царя Пту. Схваченный противниками на море у родных берегов, он был продан как раб, на невольничьем рынке в Анапе и отправлен в Финикию.(16) 
 Царь Пту происходил из селения Лахьа (совр. Лыхны) общины Гудау (совр. Гудаута). Он принадлежал к царственному роду Ла (абаз. Лоов). Его брат сидел в старинном поселении Акуакыта (совр. Сухум.). «Судя по текстам, - пишет Г.Ф. Турчанинов, - Пту был личностью прогрессивной и популярной. С его именем связывается расцвет ашуйской письменности. В текстах он именуется, то Солнце-Богом - “Мараны”, то Солнцем-Ашуи, светочем и ученным садзом. Реакционные царьки и племенные вожди жестоко расправились с Пту за его прогрессивную деятельность. Письменные памятники разбивались, знающие письмо люди истреблялись и продавались в рабство. Рабы из Ашуи это один из источников появления ашуйских письмен в Библе».(17) Первым, кто высказал мысль о том, что «псевдоиероглифическое» письмо Финикии было письмом кавказского происхождения, оказался австрийский семитолог профессор Антон Ирку. 
 Вероятно, многие читатели знают древнегреческую легенду о путешествии аргонавтов, во главе с Ясоном за золотым руном к Аэту - царю древней Колхиды, изложенной в поэме Аполлония Родосского “Аргонавтика”. Этот царь не только мифологический персонаж, но и как оказалось, реальный человек. И одним из подтверждений этому служит плитка с надписью ашуйского письма, найденная в 1960 г. в двух километрах от Майкопского кургана. Надпись на камне датируется XIII-XII вв. до н.э., т.е. тем же временем, что и путешествие аргонавтов. Таким образом, если сопоставить все факты, то надпись на камне подтверждает существование Колхидского (Ашуйского) царства и реальность некоторых событий, упоминаемых в древнегреческой легенде об аргонавтах. 
 Эта плитка, по мнению Г.Ф. Турчанинова, имеет непосредственное отношение к правлению Ашуйского (Колхидского) царя Аиэта, в греческой транскрипции известного как Аэт. 

 

Майкопская строительная надпись (XIII-XII вв. до н.э.)

фотография

 прорисовка текста

Эпиграфический текст Майкопской надписи на абхазском (абаза) языке.

 Ари аз ьа ж лар(р) ах дау Мараны дицауп Айа абаа ит ыуп. агьа Хьыза дааты ны ла амза аханы даеын абаа ашыкус азы б аны (храт ылан), хьны (хьт ылан), аху ад аеы. 

Перевод текста на русский язык.

 Этот азегского царя великого Мараны потомок (сын) есть. Крепость Аиа его собственность есть. Пагя из Хизы сюда выйдя, в начале месяца Сева, в 21 году соорудил (эту) крепость в Стране Скал, в золотоносной земле в долине Паху.

 “Азгьа (азега) - название племени.
  Мараны - легендарный ашуйский царь Пту. 
 Аиа - название крепости. В древности в Ашуе существовало племя Аи, царем которого и был легендарный Аиэт. В том, что имя царя, владетеля крепости Айа, в надписи не выписано, нужно видеть старую этнографическую особенность. У горцев Кавказа до сих пор, считается обычным говорить: сын такого-то, потомок такого-то не называя по имени сына или потомка в знак особого уважения к отцу или предку. В мифе об аргонавтах не приведено бытового имени царя. Аиэт это не имя царя, а указание его происхождения: Аиэтский, из Айи. 
 Пагьа (Пагя) - личное имя строителя крепости.
 Хь(ы)зы (Хиза) - Название места. В убыхской общине Вардан, в причерноморье, существовало селение под названием Хиза
 Сев- название месяца. 
 Паху - название местности, где была построена крепость Айа
 бга - скала, утес.
 н(ы) -древняя форма самостоятельного слова для именования страны, земли. Отсюда получается Бганы - Страна скал, так именовалась в древности горная часть Ашуи. 
 хь(ы)н(ы) - “золотая земля”. Хь(ы) - золото, ны - земля. Отсюда получается золотоносная земля, о которой говориться в надписи”.(18) 
 А ведь именно эту область древней Ашуи, древние греки и назвали Колхидой, восприняв ее как название всей страны. На абазино-абхазском (абаза) языке слово Колхита переводится, приблизительно, как “золотоносная страна (земля)”.
 Текст надписи, по утверждению Г.Ф.Турчанинова, не имеет прямого отношения к мифу об аргонавтах, но он, как и миф, отражает ту из сторон реальной жизни ашуйского государства, которая была связана с богатой добычей золота.(19) 
 Хотелось бы обратить внимание читателей еще на одну деталь. Судя по надписи, царь Аиэт считает себя потомком (сыном) великого Мараны - Солнце-Бога, и в греческом мифе Аиэт, также является сыном Бога Солнца (по-гречески – Гелиос). И это, на мой взгляд, не может быть простым совпадением. Вероятно, назвав себя сыном царя Пту, прозванного в народе Мараны, Аиэт и в греческой мифологии стал считаться потомком Гелиоса.
 В подтверждение открытий сделанных Георгием Федоровичем Турчаниновым, необходимо добавить сведения античного автора Аполлония Родосского, жившего во второй половине III в. до н. э. В его произведении “Поход аргонавтов” отразились события конца II тысячелетия до н. э., где он указывает, что “…жители столицы Колхидского царства Эи сохраняют сделанные на табличках записи своих отцов, в которых изложены все пути и пределы воды и суши для путешественников”.(20) Эти данные, на мой взгляд, еще раз подтверждают факт о наличии в те далекие времена у предков современных абазин и абхазов (абаза) собственной письменности, а так же занятие ими кораблестроительством и мореходством.
 В своей книге Г.Ф. Турчанинов описал найденные плитки с письменами и дал подробную дешифровку каждой силлабо-пиктограммы(21): значение их в современном абазино-абхазском (абаза) языке и то, что они могли означать в прошлом, так как многие слова и понятия имеют двойное значение. Некоторые из них сохранили свой прежний смысл и теперь, а есть и такие в которых второе значение утратилось и дошло до нас в однозначной форме. 
Так например, в одном ашуйском тексте спатуле и XIX в. до н. э., в молитве вывезенных из Ашуи и проданных в Библ рабов, есть слово (а)щьапык(-ра) - “моление”, “молиться”. Современные потомки ашуйцев - абхазы и абазины донесли от той далекой эпохи это слово. В ретроспективном плане оно обозначает не “ноги хватать”, а если разобрать слово (а-)щьапык(-ра), то получается очень интересное значение:
  - щьа (щьи) - “рассвет”, данный компонент сохранился в абазинском языке как щьымта - “утро”, буквально: щьи (щьа) - “рассвет”, мта - “время”; 
  - пы (совр.(а-)фы) - “молния”. Как показывают древние ашуйские тексты в древности (а)фы звучало как (а)пы, т.к. звука ф в ту пору еще не было. 
  - ик (ра) - “ловить”, “хватать”. 
В итоге получаем значение: “рассвета молнии ловить”. По предположению Г.Ф. Турчанинова брызги первых лучей солнца воспринимались ашуйцами как молнии. Положение костяков погребенных майкопских людей поддерживает такое ретроспективное понимание абхазского и абазинского глагола молиться.(22) И это в очередной раз подтверждает предположение, что наши предки в глубокой древности были солнцепоклонниками. 
Так, один из погребенных в Майкопском кургане, обнаруженный в южной камере лежал посредине ее в скрюченном положении на правом боку, головой на юг, а лицом на восток. Руки его были подняты к голове, костяк густо залит ярко-красной краской, оказавшейся суриком. И кромлех (солнечный круг) вокруг кургана и окрашенные красным суриком (цвета восходящего солнца) костяки погребенных и их молитвенная поза с обращенным на восток лицом с воздетыми к восходящему солнцу руками, все это с достаточной убедительностью говорит о культе людей Майкопа.(23) «Интересно и то, - пишет Г.Ф. Турчанинов, - что в абазинском и абхазском языках основа слова красный пщь (пщьа) является той же, что и основа слова ((а)пща) – священный. Значит «красное» было «священным» и применительно к месту захоронения, запретным словом». (24) 
 Как выяснил Г.Ф. Турчанинов, Ашуйская письменность на протяжении своей истории имела 4 разных направления строки. Древнейшим направлением строки было письмо справа налево по горизонтали и справа налево сверху вниз. Справа налево по горизонтали написано подавляющее большинство памятников, хотя в них иногда часть строки идет сверху вниз. Справа налево и сверху вниз написан только один памятник – стела Г, возраст которой, к сожалению, не определен. Самым поздним приемом письма было направление строки слева направо по горизонтали. До самого последнего времени существования письма прием справа налево по горизонтали оставался преобладающим.(25) 
 С точки зрения развития лингвистической и исторической наук, по мнению исследователя, из публикуемых в его книге памятников письма, особое значение имеют фонетизированные силлабо-пиктограммы на серебряных сосудах Майкопского кургана середины III тысячелетия до н.э. «В истории письменной культуры нашего многоэтнического государства, - пишет Турчанинов, - мы впервые сталкиваемся со столь древним памятником письма, заговорившем с нами на доступном нашему пониманию кавказском языке. Ведь памятнику 4500 лет».(26)
Георгий Федорович Турчанинов внес неоценимый вклад в изучение истории и культуры народов Кавказа, а в частности, абазин и абхазов. Но, к большому сожалению, при жизни ученого, книга «Открытие и дешифровка древнейшей письменности Кавказа» так и не была обнародована, в связи с нежеланием некоторых грузинских ученых пролить свет на существование древнеабхазской//абазинской письменности. Впервые ее издали в 1993 году за рубежом на арабском языке. В России же, она была опубликована лишь через 10 лет после смерти автора в 1999 году, и через 21 год, после того как Ленинградское издательство «Наука» анонсировало ее появление в печати. Справедливость восторжествовала, и благодаря хорошим людям, труд Георгия Федоровича не пропал даром, читатели узнали о существовании, чудом сохранившихся памятников письма и языка, а так же имя прекрасного советского ученого мирового масштаба Г.Ф.Турчанинова. 
В условиях этнического возрождения, актуализации интереса к национальным основам современной жизни осмысление феномена работы Г.Ф. Турчанинова представляется чрезвычайно важным. Для историков, лингвистов, археологов и этнологов значимость рассматриваемой проблемы усиливается и тем, что на территории постсоветского пространства с развитием центробежных тенденций, национальный вопрос приобрел особую остроту. Необходимо еще более подробное и глубокое изучение древнейшей письменной культуры Кавказа и этнокультурной истории ее создателей – древних абазин, абхазов и убыхов. 
Этот уникальный труд поможет и ученым, занимающимся данной проблемой, и простым читателям, интересующимся историей, а исследователям, работающим в этом направлении необходимо продолжить его начинания. Безусловно, задача не из легких и сложность изучения заключается в том, что формирование и развитие молодых народов происходит на виду у истории. Иначе дело обстоит у древних народов, таких как абазины, абхазы и убыхи, не только из-за чрезмерной ограниченности имеющихся сведений и недостаточной их изученности, но еще и потому, что чем древнее народ, тем труднее и сложнее исследование вопросов его этнокультурной истории. Но, великий советский ученый Георгий Федорович Турчанинов доказал, что это возможно.





MAGNIKA-DAGON
 
magnika-dagonДата: Воскресенье, 28.08.2011, 14:28 | Сообщение # 5
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 2000
Репутация: 100
Статус: Offline

Угаритская клинопись

Угаритский язык - язык литературных памятников и деловых документов середины II тысячелетия до н.э., найденных на территории города-государства Угарит (современная Рас-Шамра в Северной Сирии). Угаритский язык изучен еще далеко не достаточно, в т.ч. не решен вопрос о его классификации. Наиболее принято, что угаритский язык принадлежит к ханаанской группе. Это доказывается близостью его лексики, фонетики, морфологии и синтаксиса к лексике, фонетике, морфологии и синтаксису древнееврейского и финикийского языков. При этом, более-менее обоснованные чтения и толкования памятников угаритской письменности оказываются возможными главным образом на основе еврейских или финикийских параллелей. 

Угаритский клинописный алфавит применялся в г. Угарите (Западная Сирия) в 1300-800 до РХ. Затем был вытеснен западно-семитским письмом [арамейским?], ведущим свое происхождение от прото-ханаанского [?]. Писали, в отличие от финикийцев, слева направо. Букв 30, их порядок следующий: 'a b g h2 d h w z h3 t2 j k sh l m dh n z2 s h3 p s2 q r th j t 'i 'u sy.

Раньше считалось, что угаритский алфавит произошел из финикийского (т.к. имел "финикийский" порядок знаков), причем, к стандартным 22 буквам были добавлены еще 8 для передачи недостающих звуков. Это мнение, оставшееся еще в энциклопедиях, следует признать устаревшим или недостаточно обоснованным. Согласно Фридриху Иоганнесу - угаритский алфавит представляет более древний набор из 30 букв, соответствующих звукам архаичного западносемитского языка. Переход к 22-буквенному алфавиту произошел после утери в еврейско-финикийском 8 звуков: h2, sh, dh, z2, j, 'i, 'u, sy.
[По-видимому, угаритский и протосинайский (предок или брат финикийского) алфавиты произошли от более древней системы, имеющей не менее 30 знаков, написание которых велось бустрофедоном (прото-ханаанского письма?). Потом в протосинайском убрали уже несуществующие звуки и стали писать справа налево, а в угаритском эти знаки остались, но приобрели дополнительную клинообразную форму (при записи на глине), причем писать стали слева направо.]


Угаритская письменность представляет собой классический западносемитский алфавит, который был приспособлен к технике выдавливания на глине, вследствие чего приобрел вид клинописи. К стандартным 22 буквам были добавлены еще несколько для передачи недостающих звуков (фонетика угаритского языка значительно богаче, чем у его южных соседей), доведя общее число знаков до 30. Алфавит имел стандартизованный порядок знаков, который, в основном, совпадает с их обычной последовательностью. Как и современные школьники, угаритцы заучивали алфавит и до нас дошло немалое количество табличек с этими упражнениями.

В отличие от других западносемитских алфавитов, угаритский пишется в направлении слева направо. Слова обычно отделяются друг от друга вертикальным клином
.

Протосинайская письменность

Время существования протосинайской письменности: 1900-1100 до РХ. 19 знаков.


Образцы протосинайского письма найдены на раскопках в Серабит эль-Хадим (Serabit el-Khadim, Синай), где во времена Среднего и Нового Царств египтяне добывали бирюзу. Письменность состоит из 30 букв [на всех рисунках - 19], не расшифрована [? - а как же идентификация знаков?]. Используемый язык - ханаанский (похожий на финикийский). Многие протосинайские знаки похожи на египетские иероглифы (см. ниже). И, поскольку, оно считается предком протоханаанского, а, затем, финикийского, то до сих пор неясно - финикийский алфавит произошел из египетского знакового инвентаря, или протобиблского. Тем более, не определен источник и прото-ханаанской пистьменности - называют то прото-ситнайскую, то прото-библскую, то прото-синайский алфавит называют "братом" [а "отец" тогда кто?]. 

По мнению академика В. В. Струве протосинайское письмо создали гиксосы, завоевавшие Египет во второй половине 18 века до н.э. Они не только восприняли некоторые черты культуры египтян, но и передали ее другим народам. Переняв иероглифическое письмо, гиксосы создали на его основе свой шрифт, позаимствовав у египтян принцип алфавита и внешний облик знаков. Образцы этого письма, называемого синайским, и сохранились на Синае.



MAGNIKA-DAGON
 
magnika-dagonДата: Воскресенье, 28.08.2011, 14:28 | Сообщение # 6
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 2000
Репутация: 100
Статус: Offline
И.А. Лапис
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ГИКСОССКОМ ВЛАДЫЧЕСТВЕ В ЕГИПТЕ

Проблема гиксосского завоевания Египта принадлежит к числу весьма сложных и спорных вопросов истории древнего Востока. Этой проблеме уделяли внимание многие ученые, высказывавшие разноречивые точки зрения. Немалую роль в выдвижении таких спорных концепций играли расовые воззрения авторов. Разноречивость точек зрения связана еще и с тем, что от гиксосского периода сохранился очень скудный материал. Это скарабеи с именами гиксосских царей, керамика, небольшое количество статуй и стел. 

В последние годы в литературе появился ряд новых интересных работ, посвященных проблеме гиксосского завоевания, а также опубликован новый, исключительно интересный документ, рассказывающий о борьбе Камеса, последнего царя XVII египетской династии, против гиксосов в конце их пребывания в Египте. Весь этот материал опубликован в различных изданиях, и его обозрение представляет тем больший интерес, что он появился позднее последней специальной работы о гиксосах на русском языке — исследования В. И. Авдиева 1. 

Единственным источником, который рассказывает о том, как гиксосы завоевали Египет, является история Манефона, египетского жреца и ученого времени Александра Македонского и Птолемея 2, сохранившаяся лишь в выдержках у различных античных авторов. 

Манефон сообщает (Ios.,CAp.,I,14), что в царствование царя Тутимайоса 3 пришли люди неизвестного происхождения и легко, без боев покорили Египет. С местным населением они обращались крайне жестоко и одних убивали, других вместе с женами и детьми продавали в рабство. Пришельцы назывались «гиксосами», и Манефон объясняет это название как «цари-пастухи» или «пленные пастухи». На гиксосских скарабеях и в туринском царском списке гиксосские цари именуются хека хасут, что по-египетски значит «царь иноземных стран». Вероятнее всего, что искаженное хека хасут и легло в основу названия «гиксос». Сам термин хека хасут существовал в Египте значительно раньше времени нашествия гиксосов. О хека хасут сообщается в «Рассказе о Синухете» — известнейшем памятнике времени Среднего царства. В Бени Хассане, в гробнице времени XII династии изображены 37 азиатов, принесших дары. Их предводитель в сопровождающей изображения надписи назван хека хасут. Тот же термин встречается и на скарабеях и других памятниках конца Среднего царства. Вообще это обычный египетский термин для обозначения палестинских и сирийских вождей. Однако в вопросе идентификации этих вождей с последующими гиксосскими царями нет единой точки зрения. Э. Дриотон и Ж. Вандье 4, например, рассматривают этих вождей как гиксосских; Т. Севе-Седерберг 5, напротив, полагает, что нет оснований считать этих хека хасут идентичными с более поздними гиксосскими царями, которые использовали этот термин как своего рода царский титул. Эта точка зрения представляется более вероятной. 

Возможность определить примерно время установления господства гиксосов в Дельте, по-видимому, дает очень интересный документ — так называемая «пела 400 года» 6. Эта стела была поставлена при Рамсесе II и рассказывает о праздновании четырехсотлетнего юбилея бога Сета в Танисе. Культ Сета существовал в Дельте еще со времени Древнего царства, но при гиксосах этот культ стал государственным. 

По поводу датировки событий, описываемых в тексте стелы, существуют разногласия. В. В. Струве считает, что они происходили во время правления Сети I 7. Г. Шток полагает, что дата 400 относится к царствованию Рамсеса II 8, с чем категорически не соглашается Т. Севе-Седерберг, относя дату ко времени Хоремхеба.9 С последним предположением совпадает и мнение. Э. Дриотона и Ж. Вандье (ук. соч., стр. 291). Но в любом случае можно считать,что гиксосское правление было установлено в Дельте во второй половине XVIII в. до н. э. 10, если исходить (как это и делается) из того, что Сет был главным богом гиксосов. 

В настоящее время исследователи сходятся на той точке зрения, что нашествие гиксосов явилось следствием миграции народов в Азии во II тысячелетии до н. э. в результате появления здесь кочевых племен, принадлежавших к индоиранской языковой группе. Об этническом происхождении и составе самих гиксосов высказывались противоречивые точки зрения. Некоторые авторы полагают, что основным и ведущим слоем гиксосов были хурритские и арийские племена 11. Последние предполагаются на том основании, что гиксосы ввели в Египет лошадь и боевую колесницу, которая появилась в Передней Азии с приходом племен, принадлежавших к индоиранской языковой группе. Это утверждение основывается главным образом на том, что терминология в трактате, посвященном коневодству, написанном митаннийцем Киккули,— индоиранская. Однако, что касается Египта, то никаких указаний на то, что лошадь появилась там вместе с гиксосами в начале их вторжения, нет. Первое упоминание о колеснице мы встречали в стеле Камеса — царя, боровшегося с гиксосами в последний период их правления. Ни на каких более ранних памятниках этого периода нет ни названия, ни изображения лошади 12. Для обозначения лошади и колесниц был использован старый термин htr, обозначающий быка пли бычью упряжку. Имеется и другой термин— ssm — слово семитическое, а не индоиранское. Таким образом, нет причин считать, что египтяне переняли лошадь и колесницу непосредственно от индоиранцев, и предполагать на этом основании индоиранское происхождение гиксосов. 


В последнее время большинством авторов отвергается и хурритское происхождение гиксосов. А. Альт, сам стоявший ранее на точке зрения арийско-хурритского происхождения гиксосов, в 1954 г. посвятил этому вопросу большую интересную работу 13, в которой стал на другую позицию. Анализируя тексты Мари и Алалаха, датируемые временем XVIII — начала XVII вв. до н. э., Альт указывает, что если бы в это время имело место какое-то передвижение хурритских племен, то появление новых элементов должно было бы так или иначе отразиться в этих документах. Однако ни малейшего свидетельства массового передвижения племен Альт в них не находит. 

И. Кениг 14, ссылаясь на Р Дюссо, указывает, что отсутствие хурритских элементов подтверждается и археологическими данными: типы палестинской керамики постоянны на всем протяжении времени, соответствующего правлению XII и XIII египетских династий —т. е. XX—XVIII вв. до н. э. Это противоречит гипотезе о вторжении в Палестину в это время иностранных племен, которое неизбежно должно было бы оставить следы в материальной культуре. К такому же выводу, используя данные керамики и глиптики, приходит и Т. Севе-Седерберг (ук. соч., стр. 58 сл.) 

В последние годы, вопреки высказывавшемуся утверждению о том, что племена, жившие в Палестине и Финикии, не могли быть настолько сильными, чтобы осуществить успешное нападение на Египет 15, большинство исследователей склоняется к тому, что происхождение гиксосов и исходный пункт их движения надо искать в районах, близких к Египту,— в Палестине, Финикии и прилегающих к ним степях. К такому выводу приходит и А. Альт, используя данные так называемых «текстов проклятий». Эти тексты распадаются на две группы: одна, более ранняя, издана К. Зете 16, и другая, более поздняя, издана Ж. Позенером 17. В отношении этих текстов у разных авторов есть некоторые расхождения. Альт, соглашаясь с Позенером, принимает его датировку второй группы текстов временем конца XII династии, т. е. началом XVIII в. до н. э. 18. Но поскольку во второй группе «текстов проклятий» встречаются имена сыновей лиц, упоминаемых в первой группе, разница в датировке обеих групп не может превышать длительности жизни одного поколения. В таком случае время написания этих текстов па несколько десятилетий расходится со временем гиксосского завоевания, и, следовательно, «тексты проклятий» обрисовывают обстановку в Палестине и Финикии накануне вторжения гиксосов — в конце XIX — начале XVIII вв. до н. э. В этих местах к концу XII—началу XIII египетских династий активизировались силы, враждебные Египту, причем интересно, что во второй, более поздней, группе текстов упоминается значительно больше враждебных вождей и местностей, чем в первой. Таким образом, на протяжении жизни одного поколения опасность, грозившая Египту из Палестины и Финикии, усилилась. И хотя в некоторых местностях этих стран Египет и при XIII династии сохранял прежнее влияние (об этом, например, говорят раскопки в Библе), в целом фараоны этого времени уже не были в силах подавить оружием растущее противодействие, переросшее в дальнейшем в наступление 19. Вторжение было облегчено тем, что к концу этого периода Египет утратил свое единство. В стране одновременно правило множество мелких и кратковременных царьков, время правления которых не превышало нескольких лет, а иногда месяцев и даже дней. В силу этих причин завоевателям не нужен был большой перевес в силе и оружии, для того чтобы подчинить себе Египет. 

Некоторыми авторами высказывается предположение, что успех вторжения гиксосов облегчился еще и тем, что в Египте к эгому времени было довольно значительное количество азиатов. Множество азиатских рабов находилось во владении египтян в различных частях страны. Один только папирус конца Среднего царства из списка в 77 рабов, происхождение которых указано, называет 48 азиатских имен 20. В. Хейз полагает, что эти многочисленные азиаты способствовали ослаблению отпора египтян завоевателям 21. 

Но азиаты попадали в Египет не только в качестве рабов. Об их проникновении, помимо упоминавшегося выше изображения в Бени Хасане, свидетельствует очень интересный скарабей конца Среднего царства 22. Этот скарабей принадлежал египтянину Усерхету, начальнику отряда, состоявшего из 120 азиатов. Таким образом, к концу Среднего царства в Египте было не только значительное количество рабов-азиатов, но и свободного населения азиатского происхождения, пришедшего сюда на службу в качестве солдат, и, вероятно, других категорий. Причем, судя по данным документов этого времени, количество их все время возрастало, особенно в Дельте. 

Возможно, что в результате такого, сначала не слишком активного проникновения в Дельте появились два азиатских правителя, названных в царском туринском списке, составленном в период Нового царства,— Анати и Бебнем. Оба эти владыки-правили еще до основных гиксосских династов, но оба, безусловно, уже гиксосского круга. По мнению Т. Севе-Седерберга, вообще все гиксосское владычество сводится к постепенной и мирной «смене политических лидеров» 23. 

Однако в этом высказывании он остается одиноким. А. Альт, хотя и сводит массу завоевателей до скромных размеров, не соглашается с Севе-Седербергом в такой крайней точке зрения. Но и Альт не считает, что завоевание Египта явилось результатом единичного военного акта. Напротив, это был длительный процесс, начавшийся с инфильтрации азиатов в Египет, особенно в Дельту, где азиаты укрепились благодаря слабости египтян и постепенно распространили свое влияние и дальше. С такой точкой зрения согласны и другие исследователи 24. А. Альт полагает, что среди завоевателей могли быть и кочевые и полукочевые племена, нуждавшиеся в смене выпасов. Но и элементы оседлого населения Палестины влились в общий поток, чтобы осесть в Дельте. Основной же массой завоевателей, по мнению Альта, были племена сирийских и арабских степей семитического происхождения. Об этом свидетельствуют и имена гиксосов, в большинстве случаев семитические. С такой схемой согласен и И. Кениг (ук. соч., стр. 195), но, используя данные А. Альта, он уточняет, о каких семитах идет речь. Кениг полагает, что основной и ведущей массой пришельцев были амореи. Такая точка зрения тем более вероятна, что и в большинстве городов Двуречья к этому времени власть захватили аморейcкие вожди. Интересно, что предположение об аморейском происхождении завоевателей было высказано еще Б. А. Тураевым 25. В общий поток могли влиться отдельные элементы из более отдаленных районов — северной Финикии и Сирии. 

Таким образом, состав гиксосов при основном слое семитоязычных племен в общем мог быть пестрым и включать в себя элементы, принадлежавшие к племенам индоиранской языковой группы, и хурритскке элементы. Однако нет никаких оснований считать (как это делает Г. Шток), что они предводительствовали гиксосскими завоевателями. 

По всей вероятности, первоначально власть гиксосов не распространялась дальше Восточной Дельты, где их столицей был город Аварис 26, основанный, по сообщению Манефона, первым гиксосским царем Салитисом. Но постепенно они подчинили себе всю Дельту, а в дальнейшем на некоторое время Верхний Египет и даже Нижнюю Нубию. 

Согласно Манефону, были две группы гиксосских правителей, из которых более могущественной являлась первая, состоявшая из шести парей. Манефон называет их имена: Салитис, Бнон, Апахнан, Апофис, Ианнас и Ассис (в других источниках Кертос). В туринском царском списке упоминаются также шесть правителей с титулами хека хасут. К сожалению, их имена не сохранились, за исключением последнего — Хамуди, Г. Шток полагает, что это имя идентично имени Кертос 27. В настоящее время считается, что из шести правителей,названных Манефоном, два встречаются на памятниках в форме Аусерра Апопи (Апофис) и Сусеренра Хиан (Ианнас). Ассис отождествляется Г. Штоком с Шеши, чье имя часто встречается па скарабеях, которые он на основании стилистических признаков датирует временем правления первой группы гиксосских царей. В итоге подробного анализа Шток приходит к выводу, что к скарабеям Шеши очень тесно примыкают по стилю скарабеи с именем Маибра. Это сходство явилось основанием для предположения Штока о том, что Mаибра — другое имя того же Шеши Как связать Шеши и Хамуди, пока не ясно. Сопоставляя данные Манефона с туринским царским списком, Шток предлагает такую последовательность первой группы гиксосских царей (XV династии по Манефону): 
Салитис Апофис (Аусерра Апопи)
Бнон Ианнас (Сусеренра Хиан)
Апахнан Ассис (?) Кертос (Хамуди)


Гиксосского правителя Икебхера, чьи скарабеи по стилю тесно примыкают к этой группе, возможно, тоже следует отнести к правителям XV династии или же считать одним из первых царей XVI династии. 

По мнению большинства авторов, власть нескольких царей первой группы—Aycерра Апопи, Хиана и Шеши (Маибра?), судя по местам находок памятников с именами этих царей, распространялась на весь Египет и даже Нижнюю Нубию. Как видно из прилагаемой карты (см. стр. 102), предметы с именами гиксосских правителей найдены также во многих местах Палестины, и вполне вероятно, что завоеватели владели и этой территорией. 


Однако полностью объединить Египет под своей властью гиксосы так и не смогли. В стране продолжали существовать местные вожди и царьки, которые, правда, находились в зависимости от гиксосов, но в дальнейшем (фиванские правители) смогли стать достаточно сильными для того, чтобы начать борьбу с завоевателями.

К сожалению, мы ничего или почти ничего не знаем об организации административного управления гиксосского государства. Этой стороны вопроса отчасти касается Т. Севе-Седрберг (ук. соч , стр. 65). Он полагает, что первые гиксосы использовали египетских должностных лиц По мнению Т. Севе-Седерберга, тот факт, что торговля с Цубией в Керме продолжалась без перерыва и при гиксосах, означает, что гиксосы использовали персонал египетской администрации. В дальнейшем гиксосы перешли,

вероятно, к собственной администрации. Во всяком случае, скарабеи крупного гиксосского вельможи Хара, казначея царя Нижнего Египта и начальника казначеев, встречаются в разных местах по всему Египту (см. карту). Его скарабеи стилистически целиком входят в первую групп у и могут быть сопоставлены со скарабеями Маибра Шеши; отсюда Г. Шток предположил, что деятельность Хары относится именно к этому времени. 

КартаПо Т. Save-Soderbergh, JEA, 37 


Гиксосы ввели новый государственный культ божества, которое, хотя и обозначалось египетским именем Сет, но имело не чисто египетский, а скорее азиатский характер. По мнению большинства авторов, в этом культе проявились черты семитическою божества Ваала. Вероятно, увидев в Сете черты сходства со своим богом, пришельцы отождествили их, переняв имя египетского бога. Однако, оставляя своим основным божеством Сета, гиксосы поклонялись и другим египетским богам.

Многие гиксосские цари приняли теофорные имена, включавшие имя египетского бога солнца Ра (Аусерра, Сусеренра, Небхепешра и др.). а некоторые даже, подобно египетским фараонам, называли себя «сын Ра».

Царей XV династии сменили гиксосские цари второй группы (XVI династия по Манефону). К сожалению, об этих гиксосских царях почти ничего неизвестно. В Туринском списке на том месте, где перечислялись цари этой династии,— лакуна. Судя по ее величине, здесь стояло девять имен. Памятники этого периода называют двух Апопи: Акененра и Небхепешра, Икебму и других. Имена царей этой группы уже не встречаются на памятниках, найденных в Верхнем Египте л в Нижней Нубии. Предметы с именами этих правителей происходят из Северного Египта и Южной Палестины.

Власть гиксосов на юге была ослаблена в это время настолько, что в Фивах могли появиться правители, чувствовавшие себя все более независимо. Так, на юге вырастает XVII египетская династия, последние представители которой начинают активную борьбу с иноземцами. 

История этого периода еще плохо известна, однако можно сказать, что власть первых правителей XVII династии, по всей вероятности, не распространялась дальше непосредственной близости Фив. Сопоставляя археологические находки, данные письменных источников и туринский царский список, Г. Шток (ук. соч.,стр. 76 сл.) восстанавливает последовательность царей этой династии, исправляя и дополняя список, предложенный ранее Р. Уинлоком. С его аргументами соглашаются и Э. Дриотон и Ж, Вандье, принимая предложенное им восстановление последовательности царей XVII династии 28: 

Сехемрауаххау Рахотеп 
Сехемрауаджхау Себекемсаф 
Сехомрасментауи Джехути 
Санхенра Ментухотеп (?) 
Оуадженра Нобирирау 
Неферкара Небирирау 
Сменнеферра 
Сусеренра 
Сехемрашедуаст (позднее — 
Сехемрашедтауи) 
Сехемрахерхермаат Интеф 
Сехемраупмаат Интеф 
Необухеперра Интеф 
Секененра Таа 
Секененра Таа 
Ваджхеперра Камее

Г. Штек полагает, что приведенный список содержит имена основных царей XVII фиванской династии, что же касается имен других правителей этого периода, содержащихся в туринском списке, то они относятся к мелким царькам — современникам фиванских владык. То, что в Верхнем Египте одновременно правили несколько вождей, видно из интересного документа того времени—декрета Небухеперра Интефа 29. В этом тексте содержатся проклятия Тети сыну Минхотепа за какое-то преступление, совершенное им в храме Мина в Коптосе. В декрете есть прямое указание на существование в это время других правителей, кроме Небухеперра Интефа, и выражено опасение, что Тети может занять трон. По в ей вероятности, эти верхнеегипетские цари XVII династии, хотя и обладали известной независимостью, все еще платили дань гиксосам. Во всяком случае, в рассказе, сохранившемся, правда, от более позднего, рамессидского, времени (пап. Салье I), прямо говорится об этом. Текст рассказывает о конфликте между Секененра и гиксосским царем Апопи, правившим в Аварисе. Весь Египет должен был платить ему дань. Апопи построил храм Сету и не признавал никакого другого бога. В Фивах в это время правил Секененра Таа, к которому Апопи послал гонца с невероятным обвинением в том, что гиппопотамы в Фивах мешают ему спать в его дворце в Аварисе. Секененра награждает посла и отправляет его назад. Затем он просит у своих придворных совета относительно того, как надлежит ответить Апопи, но не получает его. Видимо. Апопи посылает второго гонца. Конец истории, к сожалению, не сохранился. Возможно, что этот конфликт перешел в какую-то борьбу. Во всяком случае, мумия Секененра имеет пять ран на голове, и это (при наличии рассказа из пап. Салье I, хотя в нем есть элемент беллетристики) заставило некоторых исследователей предположить, что он был убит в битве с гиксосами. Но об этом можно судить только предположительно, так как нет никаких прямых указаний на войну между Апопи и Секененра. Однако сын я наследник последнего Камее уже воевал с гиксосами. Об этом было известно из текста деревянной таблички (так называемой таблички Карнарвона 30), найденной в 1908 г. Однако существовало мнения, что это только литературный текст. Но через 20 лет, в 1928 г., были найдены в Карнаке два фрагмента стелы Камеса 31, которые дали тот же текст, что и табличка, подтвердив этим историческую достоверность рассказа. По-видимому, текст таблички был скопирован со стелы. К сожалению, конец надписи в обоих случаях отсутствует. Это чрезвычайно важные документы, которые показывают нам историческую и политическую обстановку времени конца XVII династии. В надписи сообщается о том, что Египет разделен на три части: Дельта и Средний Египет принадлежат гиксосам, Нубия, во всяком случае частично, отпала, и фиванский царь правит только югом Египта от Элефантины до Кус. На это и жалуется Камее, обращаясь к придворным и сетуя на то, что ему приходится делить власть с азиатом и негром. Камее хочет вступить в борьбу с гиксосами и изгнать иноземцев из страны. Однако придворные не склонны начинать войну. Они находят положение в стране вполне удовлетворительным для себя: Элефантина сильно укреплена и служит хорошей границей на юге с Нубией, и хотя власть гиксосов распространяется до Кус, египетский скот пасется в Дельте, и его не отбирают. Затем опять следует речь Камеса, недовольного ответом придворных. Он собирается бороться с гиксосами до победы. Далее описываются военные действия, в которых принимали участие отряды маджаев. В тексте они упоминаются дважды и, видимо, играли в войне важную роль. По мнению Т. Севе-Седерберга (ук. соч., стр. 70), им принадлежат гробницы, найденные в большом количестве в районе от первых порогов до местности поблизости от Кус—территории, на которой происходили события, описанные в табличке и стеле. Находки из этих гробниц позволяют заключить, что отряды маджаев составлялись из воинов нубийского и суданского происхождения и вооружались египетским оружием. Первая битва произошла у Неферуси (немного севернее Гермополя). Она закончилась поражением азиатов и захватом больших трофеев войском Камеса. На этом текст обрывается. В настоящее время мы располагаем еще одним документом этого же времени, дающим очень интересные сведения о борьбе египтян с гиксосами. Это стела начальника сокровищницы Неши, найденная в Карнаке и опубликованная М. Хаммадом 32 и Л. Хабаши 33. Оба автора рассматривают эту стелу как продолжение ранее найденной стелы Камеса не только по содержанию, но и из-за самой необычной формы начала: «Доклад (о) бедствии внутри твоего округа», которому не предпослано никакое вступление пли датировка. Таким образом, вторая стела, по-видимому, рассказывала о событиях, изложение которых не уместилось на первой. М. Хаммад полагает даже, что обе стелы стояли рядом. Надпись рассказывает о дальнейших боях Камеса с гиксосами, в результате которых он подчинил себе страну до Кинополя включительно. 

Обращаясь к гиксосскому царю, Камее говорит: «Мое сердце радостно, (так как) я заставил Апопи увидеть плохое время. Вождь Ретену 34, ничтожный руками, замышлял много в своем сердце. Не удалось это ему». Далее Камее рассказывает, что он снарядил флот, расположив корабли один за другим. Затем говорится о панике среди женщин Авариса при приближении Камеса и об его победе: «Вот я пришел, удача в моей руке. Превосходно мое деяние. Как существует Амон, не оставлю я тебя (Апопи), не дам я ступать тебе (по) земле (пока) не буду я над тобой. Злобно твое сердце (из-за этого). Азиат ничтожный, вот я пью из вина твоих виноградников, выжатого как бы для меня азиатами из моей добычи. Разрушил я твое место, где ты сидишь, срубил я также твои деревья, притащил я твоих женщин в трюмы, отобрал я колесничих». Далее следует подробное перечисление трофеев, захваченных войском Камеса, и угрозы по отношению к Аварису. Затем надпись повествует о захвате гиксосского посла, направленного к правителю Куша с письмом, из которого явствует, что Апопи предлагает тому союз для совместной борьбы против Камеса: «Захватил я его посла в верхней части оазиса, когда он плыл в Куш с письмом. Я нашел в нем написанным рукой владыки Авариса: „Аусерра, сын Ра Апопи приветствует сына правителя Куша. Почему ты пребываешь правителем, не давая мне знать? Видишь ты действия Египта против меня? Правитель тех, которые в нем, Камее изгоняет меня из моей земли, (хотя) я не обижал его подобно тому, как он поступил против тебя. Избрал он обе земли для бедствий: мою землю и твою. Приди на север! Не пугайся! (?) Вот он здесь со мной. Нет тех, которые встанут против тебя в Египте. Вот не дам я ему дороги до твоего прибытия. Разделим мы (с тобой) селения Египта..."». Затем Камее говорит о своих победах и о хорошем состоянии своего войска, о страхе Апопи перед ним и повторяет рассказ о том, как тот послал гонца в Куш за помощью. Однако послание не достигло цели: «Я захватил его (письмо) в дороге, не дал ему достигнуть (места назначения). Я заставил отнять данное ему (гонцу)». Посла отправили назад к Апопи, чтобы он рассказал обо всем произошедшем: «Вошла моя сила в его сердце. Задрожали его члены, (когда) рассказал ему посол то, что я сотворил против округа Инну (Кинополя), бывшего в его владениях. Я послал сильных лучников, которые пошли, чтобы разрушить Десдес (оазис Бахрия), а я был в Сака (Аль-Кес), чтобы не дать существовать моему врагу позади меня» Затем рассказывается о радостном возвращении на юг после победы царя и войска, которое не понесло никаких потерь. Камее минует Ассиут во время разлива Нила и направляется в Фивы. Далее следует описание радости и праздника в Фивах. Надпись заканчивается приказом Камеса Неши записать все подвиги царя на стеле и установить ее в Карнаке. Факт обнаружения стелы свидетельствует о том, что Неши успешно исполнил приказ царя. Таким образом, из новых данных становится очевидным, что Камее не только освободил от гиксосов территорию от Кус до Неферуси, как это считалось на основании ранее найденной стелы, но изгнал их до Кинопольскою нома включительно и захватил Аль-Кес. 

Стела дает еще одну чрезвычайно интересную деталь. В настоящее время принято считать, что Аусерра Апопи был четвертым царем XV гиксосской династии. От XVI гиксосской династии было известно до сих пор два царя с именем Апопи: Акененра и Небхопешра. Однако в тексте стелы как противник Камеса назван Ауссера Апопи. Ото, на мой взгляд, дает возможность (делать один из следующих выводов. 1. Можно предположить, что, помимо известного Аусерра Апопи времени XV династии, существовал одноименный парь XVI династии. 2. Возможно также предположить, что Аусерра Апопи не был правителем XV династии, а был последним или предпоследним царем XVI династии. 3. Возможен и третий вывод. Как было указано выше, в туринском списке отсутствуют все имена царей XV династии, за исключением последнего — Хамудп. Следовательно, можно предположить, что Аусерра Апопи правил непосредственно перед Хамуди и был предпоследним царем этой династии. Но тогда принятая в настоящее время последовательность и частично идентификация гиксосских парей XV династии неверны. Эта последовательность определяется сейчас, только исходя из Манефона, данные которого о царях XV династии расходятся у различных античных авторов 35. 

Кроме того, в этом случае надо считать, что XV и XVI династии правили не одна после другой, а существовали одновременно, так как Яхмес, брат и наследник Камеса, окончательно изгнал гиксосов из Египта, и поэтому для правления XVI династии, если она следовала за XV, не остается времени Этот вариант вполне возможен, так как состояние разработки хронологии этого периода допускает такую перестановку.

Однако для того чтобы решить, какой из этих выводов правилен, необходимо тщательно проанализировать все известные ныне памятники, сохранившие имя царя Аусерра Апопи. 

Нашествие гиксосов не могло пройти бесследно ни для Египта, ни для самих завоевателей. Находясь в тесном общении на протяжении более чем столетнего периода, эти народы должны были воспринять какие-то черты чужой культуры и, наоборот, оказать на нее свое влияние. 


Выше уже говорилось о том, что гиксосы познакомили Египет с лошадью и боевой колесницей. В дальнейшем в египетской армии очень широко стали применять колесницы, и были даже созданы специальные отряды колесничих. 

Иногда считается, что гиксосы ввели новый тип крепостей-лагерей, окруженных земляным валом. В Египте известно два таких лагеря: в Телль эль-Яхудие и в Гелиополе. Однако далеко не все исследователи склонны рассматривать эти развалины как остатки крепостей. Г. Шток предполагает, что это нечто вроде лагерей-загонов для лошадей и колесниц 36. Т. Севе-Седерберг, присоединяясь к мнению Г. Рике, считает эти остатки фундаментами храмов 37. 

Что касается гиксосов, то египетская культура бесспорно оказала на них большое влияние. Не имея своей письменности, гиксосы быстро освоились с египетским письмом и стали передавать свои имена иероглифами. Как говорилось выше, гиксосские цари приняли титул египетских фараонов, называли себя «сынами Ра» и заключали царские имена в картуш. Многие гиксосы стали носить египетские имена.

Египетская культура и при иноземных владыках продолжала развиваться. Так, при царе Аусерра Апопи, на 33 году его правления, был написан большой математический папирус-задачник (так называемый пап. Ринд). 

Очень важно то, что гиксосы не только восприняли некоторые черты культуры египтян, но и передали ее другим народам. По мнению акад. В. В. Струве, переняв иероглифическое письмо, гиксосы создали на основе египетского свой шрифт, позаимствовав у египтян принцип алфавита и внешний облик знаков. Образцы этого письма сохранились на Синае, и это так называемое синайское письмо стало прообразом финикийского, южносемитического и греческого алфавитов 38.

1 В. И. Авдиев, Социальная борьба и господство гиксосов в Египте, «Исторический журнал», 1945, № 5, стр. 53 сл. 

2 В. В. С т р у в е, Манефон и его время, ЗКВ, III (1928), стр. 109 сл. 

3 Возможно, что это искаженное имя египетского фараона Дидимеса, правившего Верхним Египтом накануне гиксосского завоевания. 

4 Е. D r i о t о n e t J. V a n d i e r, L'Egypte3, P., 1952, стр. 288 cл. 

5 Т. S a v e-S o d е r b е r g h, The Hyksos rule in Egypt, JEA, т. 37 (1951), стр. 53 сл. 

6 Последнее ее издание — Р. М о n t e t, La stele de L`ar 400 retrouvee, "Kemi", т. 4 (1933), стр. 191 cл. 

7 Струве, Манефон и его время, стр. 188 сл. 

8 Н. Stock, Studien zur Geschichte und Archaologie der 13 bis 17 Dynastie Agyptens, Gluckstadt, 1942, стр. 70. 

9 S a v e-S oderbergh, ук. соч., стр. 64. 

10 В вопросе точной датировки существует множество различных точек зрения, и эта проблема должна быть предметом специального исследования. В настоящем обзоре данный вопрос затрагиваться не будет. 

11 См., например, Stock, ук соч., стр. 70 cл.; Z. Mayani, Les Hyksos et le Monde de la Bible, P., 1956, возвращается к ныне отвергнутой точке зрения о происхождении гиксосов из закаспийских степей Средней Азии. См. по этому поводу Save-Soderbergh, ук. соч., стр. 60. 

12 S a v e-Soderbergh, ук. соч., cтр. 59—60. 

13 А. А 1 t, Die Herkunft der Hyksosin neuer Sicht, «Berichte uber die Verhandlungen der sachsischen Akademie der Wissenschaften zu Leipzig», Phil.-hist. Klasse, т. 101 (1954), вып. 6. 

14 J. К о е n i g, Apergus nouveaux sur les hyksos, RAss, 50(1956), №4, стр. 191 cл.: 

15 Stock, ук. соч., 71. 

16 К. S е t h e, Die Achtung feindlicher Pursten, Volker und Dinge auf altagyptischen TongefaBscherhen des Mittleren Reiches, APAW, 1926, Phil.-hist. KI., № 5. 

17 G. Р о s e n e r, Princes et pays d'Asie et de Nubie. Textes hieratiques sur les figurines d'envoutement du Moyen Empire, Bruxelles, 1940. 

18 Ср. Н. А. Мещерский, К палеографической датировке древнеегипетских текстов, содержащих проклятия, ДАН, сер. В, 1929, стр. 253 cл. Мещерский считает,что первая группа текстов датируется периодом конца XII, а может быть, даже начала XIII династии. Тогда обе группы становятся еще ближе ко времени нашествия гиксосов. В. В. С т р у в е, Mathematischer Papyrus des Staatlichen Museums der schonen Kunste in Moskau, В., 1930, стр. 9, прим. 3, также датирует эти тексты временем конца XII династии. 

19 А 1 t, ук. соч., стр. 28 сл. 

20 W. С. H а у е s, A papyrus of the late Middle Kingdom in the Brooklyn Museum, 1955. 

21 H а у e s, ук. соч., стр. 148—149. Хейз полагает даже, что какую-то роль играли и смешанные браки. 

22 S t о с k, ук. соч., стр. 65. 

23 S a v o-S oderbergh, ук. соч.,"стр. 60—71: «...анализ археологических данных приводит к некоторому негативному результату, однако поддерживает точку зрения, высказанную выше, о том, что гbксосское правление было лишь сменой политических лидеров, а не нашествием многочисленного и значительного этнического элемента с превосходящей военной техникой и особой цивилизацией. С другой стороны, гиксосы имели тесную связь с Азией и, по-видимому, больше способствовали заимствованиям с этой территории, чем их египетские предшественники». 

24 См., например, G. Р о s е n e r, Los Asiatiques en Egypte sous les XII et XIII dynasties, «Syria», XXXIV (1957), вып. 1-2, стр. 161. 

25 Б. А. Т у р а е в, История древнего Востока2, Л., 1935, стр. 256. 

26 Слово «Аварис» соответствует египетскому названию гиксосской столицы Хетуарт. В настоящее время Аварис обычно идентифицируется с, Танисом. 

27 Stock, ук. соч., стр. 69. Шток представляет себе процесс преобразования этого имени следующим образом: поздняя форма имени: h`mwdj — hmdj > hrt > Кертос. 

28 S t о с k, ук. соч., стр. 79—80. 

29 К. S e t h e, Aegyptische Lesestucke, Lpz, 1924, cтp. 98. 

30 A. H.Gardiner, The defeat of the Hyksos by Kamosis.The Carnarvon tablet № 1, JEA, 3 (1916). стр. 95 сл. 

31 F. Lac au, La stele du roi «Kamosis», Ann. Serv., XXXIX (1939), стр. 245 сл. 

32 М. Н а m m a d, Decouverte d'une stele du roi Kamosis, ChE, XXX, № 60 (1955). 

33 L. H a b a c h i, Preliminary report on Ramose stela and of her inscribed blocks found reused in the foundation of two statues at Kamak, Ann. Serv., LIII (1955), стр. 195. 

34 Так египтяне называли Сирию и Палестину. 

35 W. Н е 1 с k, Untersucbungen zu Manetho und den agyptischen Koniglisten («Untersuchnngen zur Geschiclite und Altertumskunde Agyptens», т. XVIII), В., 1956., Хельк на основании стелы Камеса считает, что принятая идентификация и последовательность гиксосских царей XV династии неверны. Однако он ограничивается констатацией этого факта и не пытается сделать какие-либо выводы и определить место Аусерра Апопи. 

36 Н. Stock, ук. соч., стр. 73. 

37 S a v e-S oderbergh, ук. соч., стр. 60. 

38 В. В. Струве, Происхождение алфавита, Пг., 1923, стр. 57 сл.



MAGNIKA-DAGON
 
magnika-dagonДата: Воскресенье, 28.08.2011, 14:30 | Сообщение # 7
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 2000
Репутация: 100
Статус: Offline

Южно-арабская письменность

С 500 в. до н.э. по 600 в. н.э.

Прямые потомки протосинайского алфавита

Финикийский алфавит


Древняя форма финикийского линейного алфавита появилась приблизительно во 2-й пол. 2 тыс. до н.э. на юге Средиземноморья. Считается, что Финикийский алфавит был создан на основе еще более древнего алфавита, который называют западно-семитским [протосинайским?], но надписи на котором пока что еще не были расшифрованы с помощью семитских языков. Первые надписи на финикийском алфавите появились приблизительно в 13 веке до нашей эры - незадолго до Троянской войны. У финикийцев была многолетняя литературная традиция по философии, литературе, истории, но практически все финикийские книги погибли, за исключением коротких надписей, писем и цитат в греческой и римской литературе.

Прямые потомки финикийского алфавита

Древний еврейский алфавит (не квадратный)

С 10 столетия до н.э. по Вавилонский плен [сохранился и по своему стал развиваться у оставшихся в Палестине самиаритян].



Найден прародитель алфавитов древнего мира.


MAGNIKA-DAGON
 
magnika-dagonДата: Воскресенье, 28.08.2011, 14:31 | Сообщение # 8
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 2000
Репутация: 100
Статус: Offline
Найден прародитель алфавитов древнего мира

Группе археологов, работавшей в израильском городе Тель-Заит (в древней Иудее, к югу от Иерусалима) и руководимой преподавателем теологии и археологии из Теологической семинарии Питтсбурга (Pittsburgh Theological Seminary, США, штат Пенсильвания) Рональдом Тэппи (Ron Tappy), по всей видимости, удалось обнаружить самый ранний памятник древнееврейской письменности.

Когда руководителю экспедиции (организованной, кстати говоря, на деньги анонимного спонсора, который, впрочем, не ставил никаких конкретных условий) сообщили о "царапинах", обнаруженных на древнем камне, он не придал этому значения (первым артефакт обнаружил 23-летний студент Дэн Рипма (Dan Rypma) из Университета штата Колорадо (Colorado State University), который даже не является профессиональным археологом). Однако, увидев находку - известняковый валун весом примерно 17 килограммов, ученый, по его собственному признанию, "лишился дара речи". Тэппи сразу понял, что на камне вырезаны 22 буквы древнееврейского алфавита - причем в традиционном порядке. 

Камень находился среди развалин здания, уничтоженного пожаром примерно в 925-900 гг. до н.э. И это дает основание считать, что надпись была выбита не позднее X века до н.э. Подтверждением данного вывода служат и результаты радиоуглеродного анализа глиняной посуды из того же раскопа. "Руины, в том числе и надпись, оставались нетронутыми... на протяжении всего этого времени, - говорит Тэппи. - Они хранили молчание три тысячи лет". 

Здание, в котором археологи нашли камень, находилось среди ряда других крупных сооружений. Это позволяет предположить, что Тель-Заит, расположенный к югу от Иерусалима, мог являться важным пограничным городом. Наличие в нем камня с надписью говорит о его значении как культурного и административного центра. Тэппи считает, что постройка состояла из двух этажей, и валун был помещен сюда в последние годы правления царя Соломона. По мнению Тэппи, надпись выполняла не образовательную, а, скорее, магическую функцию, защищая здание от злых сил. 

Специалисты по древнему письму полагают, что в это время древнееврейский алфавит переживал переходный период: он имел черты и финикийской, и еврейской письменности. "Перед нами прародитель всех последующих алфавитов древнего мира, включая греческий", - уверен Тэппи. 

Тельзаитская надпись, свидетельствующая о том, что уже в X веке до н. э. древние евреи, в том числе проживающие на периферии страны, умели писать и читать, способна сыграть существенную роль в непрекращающемся споре о времени расцвета Израильско-Иудейского царства и появления там грамоты. Ряд специалистов считает, что в X столетии до н.э. письменности в стране еще не было, и Золотой век, который Библия помещает в эпоху правления царей Давида и Соломона, на самом деле приходился на более позднюю эпоху. Находка же экспедиции Тэппи подтверждает наличие в еврейском государстве X века развитой политической системы. 

Открытие проливает свет не только на историю древнего Израиля, но и на эволюцию письменности. Древнейшая обнаруженная до сих пор надпись - Гезерский календарь (табличка из известняка с соответствующим школьным упражнением) - тоже относится к X в. до н. э., но она использует ханаанейский алфавит, весьма близкий к финикийскому. Финикийцы, населявших восточное побережье Средиземноморья, создали первую в истории систему письменности, основанную на записи звуков. Их алфавит - предок арамейского, древнееврейского и греческого письма. Финикийский и еврейский алфавиты похожи между собой, но до сих пор неизвестно, когда произошло их разделение. Не исключено, что находка в Тель-Заите поможет ответить и на этот вопрос. 

Фрэнк Мур Кросс Мл. (Frank Moore Cross Jr.) из Гарвардского университета в основном согласен с выводами Тэппи; такого же мнения придерживается и гарвардский археолог Лоренс Стейгер (Lawrence Stager), который, однако, считает, что необходим дополнительный радиоуглеродный анализ предметов, найденных в раскопе. 

А вот Кайл Маккартер Мл. (P. Kyle McCarter Jr.), изучающий письменность Древнего Востока в Университете Джона Хопкинса (Johns Hopkins University) в Балтиморе, более осторожен. С его точки зрения, надпись составлена из букв финикийского алфавита, только несколько видоизмененного. Но "это наверняка протодревнееврейские буквы", считает он. По словам Маккартера, в этих буквах проявляются элементы древнееврейской письменности.


Финико-Халдейско-Греческий

Финико-Халдейский

 

Аккадский





* Найден прародитель алфавитов древнего мира. В это время (925-900 гг. до н.э.) древнееврейский алфавит переживал переходный период: он имел черты и финикийской, и еврейской письменности

Арамейская письменность

С 10-го века до начала нашей эры. Из протосинайского.



MAGNIKA-DAGON
 
Форум » ФОРУМ » ЗАГАДОЧНЫЕ МЕСТА И ЦИВИЛИЗАЦИИ » Древнейшие консонантные алфавиты и их происхождение
Страница 1 из 11
Поиск:

MAGNIKA-DAGON © 2017