Четверг, 21.06.2018, 01:24
Hello Гость | RSS
widgeo.net
Site home
Register now
Log in
Меню сайта

Категории раздела
ТАРО

Баннеры
Гороскопы на www.hyrax.ru Гримуар - Магия, непознанное, нло, 

тайны и мифы, Мир паранормального.Сайт о непознанном.НЛО, тайны, загадки, призраки и путешествия во времени, 

снежный человек и чупакабра, аномальные зоны и многое другое. Страна Фреи

Наш опрос
Что для вас магия?
Всего ответов: 177

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Главная » Статьи » ТАРО » ТАРО

Легенда об изобретении Таро

Легенда об изобретении Таро

Признавая, что это фантазия, но осознавая необходимость подобной "истории" о Таро, вместо коллекции правдоподобных утверждений, позвольте мне рассказать легенду об изобретении карт Таро. 

Около 1420 года, некий молодой аристократ, связанный с Миланским двором (хотя, возможно, не член семьи) был полон намерения создать новую форму развлечения с картами. Мы можем описать его как молодого мужчину, возможно, неимеющего серьезного академического образования, но легко чувствующий себя в образованных кругах, и развлекающий общество своим осторумием и колкими замечаниями. Возможно, также, что он был университетский ученый или молодой кавалер, который имел склонность к развлечениям и видел много неправильного в обществе, в котором жил. Он любил карнавальные процессии, имел комплект рисунков Петрарки и знал Данте (может быть, никогда не читал его целиком), и немного классические мифы. Он резко критиковал власти мира, папство за коррупцию и Священную Римскую Империю как неэффективную марионетку германских принцев. У него было развитое воображение, и его привлекали апокалиптические пророчества, магические тайны, спрятанные в многочисленных преданиях, и тому подобное. 

В его воображении возникла идея положить аллегорические фигуры в основу карт так, чтобы настольная игра стала похожа на мир: поле битвы, где встречаются великие правители, бушующие страсти, мирские добродетели, а также ангелы, дьяволы, и звезды, и планеты - и все двигаются в бесконечном танце. Чем больше он обдумывал идею, тем больше увлекался грандиозными возможностями создания такой игры, которые, кажется, он способен реализовать. Тщательно выбирая символы, определяя правила для каждой аллегорической фигуры в сравнении с остальными, он понял, что можно многое рассказать языком картинок. Размах проекта вскоре стал еще более космическим и абстрактным. Части всего должны будут входить в него, от простого человека до сферы неба. Так руководствующим принципом стала космография, но он не мог оставить без внимания театральность и поэтику, показ парада фигур,- и так он задумал нечто похожее на творение Данте, где уровни космоса посещаются в определенной последовательности, и на каждом уровне сталкиваешься с необходимостью привыкания к нему, чтобы затем продолжать путь. Сферы космоса воспроизводятся больше в согласии с их последовательностью для человека, чем согласно их физическим характеристикам. Возможно, что такие мысли привели его к идее добавить скромного шута, клоуна, как патетического участника космографической одиссеи, который, внезапно появляется везде, и всегда во власти своего окружения. Возникает вопрос: как много карт-аллегорий должно быть? 6, 7, 10 - все знаковые числа, но слишком мало. 21 - вот, прекрасно. Это произведение двух магических чисел, 3 и 7, и также триангулярное число 1+2+3+4+5+6. Это также число комбинаций набора костей, и еще множество других взаимосвязей. 

Теперь главный план обрел ясную форму: человеческий мир с их правителями; затем аллегории сил, которые доминируют над их жизнями - несколько тиранические, несколько полезные. Затем, как у Петрарки, силы смерти и разложения, которые являются величайшими в материальном мире, по крайней мере, в их циничном понимании. По ту сторону, однако, находятся вечные небеса: Луна, Солнце, и Звезды; Ангелы и Бог. 

Затем появились детали. Он добавил и провел параллели с мастером церемоний, королем карнавала, уличным торговцем, фигляром. Это был выбор, который восхитил его. Он не только предполагает расположение в начале лестницы власти, но составляет прекрасную противоположность шуту - и, также, он должен быть типичным человеком, низшим звеном в цепи, перед продвижением к другим фигурам власти. Да, место отверженного с жезлом - хорошее место для старта. Возможно, он даже видел себя в его характере. Для следующих правителей мира, он применил некоторую неортодоксальную философию или личный каприз, давая Императору и Папе Римскому женские противовесы. Может быть, это имело политические или теологические основы, точное значение которых было утрачено в последующих поколениях, но нет сомнений в непреложности и необратимости этого, и, может быть, он заметил некоторые иронические перспективы. Думая о составлении триад, он разместил Папу Римского над парой Император и Императрица, возможно имперского марьяжа? В то время, как в Папесса составляет марьяж с надутым шарлатаном и глупцом! 

Он уже знал, как он намерен обращаться с картой Смерть. Это самый восхитительный пункт в его космографической драме. Время (Старик) предшествует Смерти, естественнно и достаточно, но между ними, наш дизайнер вставляет Изменника, повешенного на одной ноге. Так его комментировали на рисунках папской пропаганды. Ирония заключается в том, что замученный изменник вскоре перейдет в трансцендентный мир, его душа поднимется над Папой и политиками. Он предатель земных условностей, но не небесных. Да, Изменник приговорен за совершенное преступление к смерти, и с картинами, которые возникают в воображении он поднимается в космос. После Смерти приходит Дьявол, который должен лицезреть душу перед окончательным ее расставанием с границами мира. Следующий и окончательный пункт на пути в Небу - это сфера огня, которую глупый библейский народ попытался достичь гордым строительством башни. Теперь, оставляя позади сферу огня, злоба и затаенная обида на мир совсем растворяются. Далее появляются небесные сферы, затем Гавриил, Ангел Последнего Суда, который один провозглашает окончательный вход в Царство Бога. 

Наш парень, изобретатель Таро, сохраняет счет, и 15 карт-аллегорий уже были на месте. Осталось разместить 6 добродетелей и мирских желаний. Начав с мирских желаний, и отдавая дань Петрарке, Любовь стала картой над Папой Римским. Можно увидеть также Умеренность или Целомудрие как карту над Любовью. Он решил, что добродетели должны появляться в каждой третьей позиции. Так, после Любви пришла Война, в виде триумфальной Колесницы. У Петрарки аллегорическая картина представляет женское целомудрие на колеснице, но наш миланский дизайнер решил, вместо этого, использовать военнного. Теперь пришло время для добродетелей. Онпоставил карту Справедливость, естественно, выше над марьяжем Любви и Войны. Дамой Фортуна нельзя было пренебречь. Он колебался, где ее место перед или после Времени, но решил, что после, поскольку Фортуна - Императрица мира, и нужно ее поместить ближе к силам мира, насколько возможно. Тройственная структура требовала еще одну добродетель между Фортуной и Изменником, и там была вставлена аллегорическая карта Сила. Задача была почти решена. Но нужно сделать еще немного дополнений для завершения комплекта колоды. Были еще две добродетели, Умеренность и Скромность, которые должны быть размещены. Но у нас уже и так 20 карт! От чего-нибудь надо отказаться. Он не мог расстаться с Шутом, или четырьмя правителями с их обозначенным символизмом. Любовь над Папой Римским, и эта любовь/война слишком хороший замысел, чтобы от него отказаться. Изменник также слишком дорог его сердцу, снова с оригинальным символическим значением. Смерть? Дьявол? Они должны остаться. Карты Фортуна и Время имеют слишком глубокое значение, чтобы их потерять. Огонь - кульминационная точка пути, который начинается с Изменника - также должен остаться. Не было выбора. Но одна добродетель должна быть отброшена. Скромность наименее интересна из всех добродетелей - и, в результате, она отброшена. Карта Умеренность теперь находилась в позиции 14, над картой Смерть, завершая триаду. Отлично! Продолжая разработку карт, он признает, что обычно Дьявол выше над Умеренностью. Снова считая по три, он решает расположить Звезду внизу под Солнцем и Луной, так как Солнце и Луна,- очевидно, пара, и, следовательно, Луна не может смотреться как вершина треугольника. Это также было сделано! Теперь существует порядок увеличения света от Звезды к Луне и к Солнцу, приводящий к излучению Неба. И Звезда теперь символизирует вход в небесные пределы. После небольшого раздумия, Звезда стала иметь двойной смысл: как икона бессмертной души, и подходящая аллегорическая карта, глава триады, поднятая выше над Дьяволом и Огнем. 

Изобретение карт стало для него нешуточной головоломкой, но все вышло отлично. Любовь дизайнера к аллегориям, его космографические амбиции, его чувства и способности, его нумерологическая проницательность, и даже его политические воззрения и иронический юмор были мастерски согласованы и интегрированы в карты. Теперь он уверен, что нет лучшего пути сложить все вместе. Он составил колоду новых карт и пустил в обращение среди своих друзей. Игра стала быстро популярной и была принята даже при дворе. Скоро картографы отпечатали их по заказу. Появились суждения, что карты слишком странные. Почему Папесса не следует рядом с Папой, как Императрица за Императором? И почему добродетели не вместе? Почему Умеренность над Любовью? В своей непосредственной сфере влияния наш герой был способен убедить критиков несколькими смелыми шутками о важности чисел 3 и 7, и о других краеугольных камнях его концепции. Популярные карты стали появляться в разных городах Италии. В Ферраре критики провели реорганизацию карт: поставили ударение на библейскую тематику и Страшный Суд, ликвидировали небольшую непочтительность к месту Папессы. В Болонье, исходный образец дальше упрощался, собрав все добродетели вместе и создав множество проблем, которые остались без внимания, и возможно даже прошли незамеченными, так как карты были впервые пронумерованы спустя несколько десятилетий. Ангел выдвинулся вперед, показывая ясный разрыв с первоначальной концепцией. Таро Болоньи наследовала Флоренция, где окончательно отодвинули Папессу дальше от политических коллизий, и это также отодвинуло Таро еще на один шаг дальше от миланской модели. Таким образом, когда Таро двинулось на юг, оно многое потеряло в своей концептуальной целостности, хотя приобрело стильность. 

Ирония в том, что оригинальный замысел карт миланского дизайнера (или очень близкий к нему) сохранился во Франции, где никто не обратил внимание на логику символики. Тогда как итальянцы отдалились от оригинального авторского замысла, во Франции целая система символов была скорее иностранная, поэтому они "шлепали" без изменения число и титулы на картах для облегчения игры.




Категория: ТАРО | Добавил: magnika-dagon (17.04.2009) | Автор: MAGNIKA-DAGON
Просмотров: 766
Форма входа

Фазы Луны

Архив записей

Друзья сайта


MAGNIKA-DAGON © 2018